НОВОСТИ     БИБЛИОТЕКА     ИСТОРИЯ     КАРТА САЙТА     ССЫЛКИ     О ПРОЕКТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вчера и сегодня


В конце 1773 г. суда Азовской флотилии "Новопавловск", "Морея" и "Мадон" зимовали в Балаклаве. Шла русско-турецкая война, Крым был мало известен, местное население враждебным. Несмотря на это, командир эскадры Кинсберген выслал отряды для исследования и картографирования окрестностей. Один из них, под командованием штурмана И. Батурина, производил съемку берегов огромной бухты, называемой тогда Корсуньский Сиваш (или Лиман) и вдающейся в берег на восемь километров. Представьте себе эту маленькую группу вооруженных людей, стоящих на безымянной возвышенности, на том месте, где когда-то построят здание Панорамы, и молча рассматривающих неведомый край. Впереди "не было даже ни одной хижины: все место было дико и покрыто мелким дровяным лесом и кустарником..."5. На выполненном И. Батуриным плане показаны многочисленные развалины жилых домов, церквей и других построек 6.

Три года спустя в Крым был направлен генерал-поручик А. В. Суворов, блестяще проявивший себя как полководец и дипломат. Он высоко оценил достоинства Ахтиарской бухты. При нем же, в 1778 г., на ее берегах появились первые русские земляные укрепления.

8 (19) апреля 1783 г. издан манифест о присоединении Крыма к России, но еще 24 января (4 февраля) того же года Г. А. Потемкин предписал вице-адмиралу Ф. А. Клокачеву: "Собрав ото всюду теперь находящиеся (суда.- Ред.) ..имеете войти... в гавань Ахтиарскую, где командующий войсками в Крыму генерал-поручик и кавалер граф Бальмен сильный учинил отряд, как ради охранения, так и для производства тамошних укреплений".

Прибывшие войска и экипажи кораблей стали строить временное жилье, здания для складов. 8(19) мая командование эскадрой в Севастопольской бухте принял контр-адмирал Ф. Ф. Мекензи, а уже 3(14) июня заложили первые каменные здания: часовню на месте нынешнего Дома офицеров, дом главного командира (стоял на площади Нахимова) и кузницу в адмиралтействе* (на западном берегу Южной бухты в районе Минной пристани). Новое поселение называли Ахтиаром, по имени бухты, пока 10 (21) февраля 1784 г. не последовал указ Екатерины II Г. А. Потемкину: "...Устроить крепость большую Севастополь, где ныне Ахтиар"**.

* (Адмиралтейство - место постройки и ремонта судов.)

** (Название "Ахтиар" город получил по имени татарской деревушки Ак-Яр, в переводе - "белый обрыв". Топоним "Севастополь" состоящий из двух слов древнегреческого языка - севастос и полис (такова была тогдашняя официальная мода - присваивать городам древнегреческие имена), переводят по-разному: город славы, величественный, почтенный, достойный уважения и т. д. Верное истолкование - высокий, священный город (см. Сосновский С. Блеск и нищета крымской топонимики.- В кн.: Крымские каникулы, Симферополь, 1981, с. 377).)

Исполняя волю императрицы, Г. А. Потемкин направил инженеру-полковнику Корсакову ордер: "Во время досуга рекомендую вам ехать в область Таврическую и сделать прожекты крепостям... Севастополь должен быть силен укреплением" 10. В следующем году проект крепости и сметы представили для одобрения Екатерине II. Началось строительство укреплений по берегам бухт. Но если батареи сооружались по проекту инженера-полковника Корсакова, то сам город застраивался хаотично. Собственно, город и состоял-то из единственной улицы - Балаклавской дороги. Одну ее сторону занимали дома высшего командного состава, противоположную - адмиралтейство. Начало Корабельной стороне положили матросы корабля "Святой Павел" под командованием капитана 1 ранга Ф. Ф. Ушакова. Здесь были построены казармы и склад, а затем дом для офицеров.

Вероятно, в это же время начата стихийная застройка Центрального холма, где селились семейные матросы и мастеровые. Осваиваются берега Артиллерийской бухты; слободка, что здесь возникает, тоже называется Артиллерийской.

1787 год. В Крым едет Екатерина II. Едет не только смотреть Севастополь и Черноморский флот, но и показывать. В свите царицы знатные иностранцы. Им она хочет продемонстрировать и собственную императорскую силу, и военную мощь России. Возвратясь из поездки, французский посол граф Сегюр напишет: "Несколько зданий для складки товаров, адмиралтейство, городские укрепления, четыреста домов, толпы рабочих, сильный гарнизон, госпиталь, верфи, пристани торговая и карантинная - все придавало Севастополю вид довольно значительного города".

Ему вторил австрийский император Иосиф II: "Севастополь - красивейший порт, какой я когда-либо видел... настроено уже много домов, магазинов, казарм..."

В 1787 г. Г. А. Потемкин приказывает продумать и выполнить схему застройки города, учитывая его военную перспективу 13. Этой схемой руководствовался Ф. Ф. Ушаков, назначенный в 1788 г. командующим Севастопольской эскадрой и портом. При нем построены десятки домов, вырыты колодцы, проложены дороги, началось освоение пригородных земель. Ф. Ф. Ушаков имел право наделять офицеров земельными участками, на которых они строили дачи, разводили сады. Было создано подсобное хозяйство и во флотских экипажах, что, конечно, улучшало и разнообразило матросский провиант.

В 1797 г. император Павел I переименовал Севастополь в Ахтиар. И только 29 марта (10 апреля) 1826 г. последовал сенатский указ: "...государь император (Николай I.- Ред.) высочайше повелеть соизволил: чтобы город Севастополь не именовать впредь Ахтиаром, а всегда Севастополем".

В процессе развития города в XVIII в. сформировался характер его застройки, которому будут следовать все севастопольские градостроители вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции. Сложный рельеф диктовал свои условия. Обрывистые и пологие холмы, меж ними глубокие клинья бухт, лагуны и заливчики, крутобокие овраги и мелкие лощины, спуски и подъемы - своеобразие рельефа затрудняло планировку города. Но оно же и стало его естественным, неповторимым украшением.

Севастополь основан и развивался как главная база Черноморского флота. Функциональная схема застройки складывалась четко и определенно: все, что связано с нуждами быстро развивающегося флота, его строительством и ремонтом, располагается у бухт и в прилегающих к ним балках, жилье - на холмах и склонах. На периферии, вошедшей в селитебную зону* современного города, находились склады, госпитали, кладбища, различные мастерские. До наших дней сохранились возникшие тогда названия бухт, балок, слобод (Карантинная, Корабельная, Сухарная, Сушильная и др.), указывающие на их назначение или на род занятий обитателей.

* (Большинство архитектурных терминов разъясняется в тексте при первом упоминании. В конце книги - краткий словарь (см. с. 192 и сл.) Селитебная зона, или селитебная территория, - часть города, застроенная жилыми домами и предприятиями культурно-бытового обслуживания, называется так в отличие от промышленной зоны - территории, занятой промышленными предприятиями.)

Ни одного здания XVIII в. в Севастополе не сохранилось.

Большинство из них строилось на скорую руку, их разобрали еще в первой половине XIX в., а остальные погибли во время бомбардировок 1854-1855 гг. Поэтому очень ценно свидетельство немногих очевидцев и архивных документов, рисующих Севастополь того времени. П. Сумароков, бывший здесь в 1801 г., сообщает, что население города уже увеличилось до 20 тысяч человек. Сумароков видит город глазами поэта: "Вечернее освещение учинило великолепный и прекрасный абрис расположенному на горе амфитеатром Севастополю. Играющие внутри строений его огоньки означали ярусы домов, одни над другими возвышающиеся, и рисовали окна, фасады в трепещущих водах... и разбросанные по разным бухтам жилища казали груду соединенных, веселых островов".

Вышедшая в 1802 г. "Ведомость, учиненная в Новороссийской казенной палате, о всех ныне существующих в Крыму... селениях..." более прозаична. Здесь читаем: "Портовый город Ахтиар или Севастополь ...казенные строения и многие партикулярные выстроены из дикого бутового камня, а некоторые из тесаного, крыши оных покрыты черепицею, церквей две, жителей, окромя военнослужителей, 145, оные торг имеют с иностранцами, на судах приезжающими купцами, город в рассуждении возвышенного и каменистого местоположения водою недостаточен".

Город работает на флот, город служит флоту и служит на флоте. Из 20 тысяч его населения только 145 человек были люди штатские, да и те, вероятно, в 1804 г. выехали из города, когда последовало распоряжение о закрытии заграничной торговли и недопущении в Севастополь иностранных судов.

К 1803 г. относится составление еще одного проекта застройки Севастополя, его подал командующий Черноморским флотом И. И. де Траверсе. Проект предусматривал четкое функциональное членение города на две части: все относящееся к нуждам флота, ремонту и строительству кораблей, расквартированию экипажей и так далее переносилось на Корабельную сторону, а Южная отводилась под селитебную территорию. Этот проект вполне согласуется с сегодняшними градостроительными принципами, но для его осуществления тогда не было средств. Внешнеполитическая обстановка требовала сосредоточения основных ресурсов страны на западе, где готовилась к вторжению в Россию наполеоновская Франция. Но идеи, заложенные в проекте де Траверсе, все же повлияли на последующую застройку Корабельной стороны. Их проводили в жизнь командующие Черноморским флотом А. С. Грейг и М. П. Лазарев.

В начале XIX в. город расширяется, в основном за счет слободок. Особенно разрослась Корабельная сторона, уже к 1830 г. она подступила к Малахову кургану. Развитие города сдерживала плохая связь с центральными районами страны. В Симферополь добирались по грунтовой дороге с Северной стороны через село Бельбек (ныне Фруктовое), Дуванкой (Верхнесадовое) и Бахчисарай. Существовала и другая дорога - через Каралезское ущелье, ее отремонтировали к приезду Екатерины II. Но первая дорога была короче, а потому и предпочтительней.

Мы упомянули Северную сторону. Надо сказать, что части города с таким названием еще не существовало. Здесь находилось Северное укрепление, земляные батареи по берегу бухты, склад лесоматериалов, казармы, отдельные дома для офицеров и караула, гауптвахты, постоялые дворы и прочее.

Что же касается промышленности города, некоторые справочники упоминают производства свечные, кожевенные, пивоваренное и другие, называя их заводами. Но вот свидетельство статистического обозрения города: на всех промышленных предприятиях в 1839 г. работало только 449 человек. Так что все эти заводы - по сути мелкие кустарные мастерские. Севастополь в это время был исключительно военным городом, что отнюдь не облегчало жизнь простому люду.

Об этом мы можем судить и по самой застройке города. В первые 25-30 лет XIX в. на Корабельной стороне открыли морской госпиталь, расширилось адмиралтейство на западном берегу Южной бухты, полностью застроился Центральный холм. Но если у подножия ставились полутора-, двух-этажные дома офицеров, чиновников и богатых купцов (в 1830 г. в Севастополе было разрешено открыть коммерческий порт в Артиллерийской бухте), то вершина холма представляла собой трущобы. Вот что свидетельствует очевидец в 1830 г.: "Перед нами представилась панорама улицы шагов в двадцать шириной и шагов в двести в длину, по сторонам тянулись ряды избушек и лавочек, внутри последних виднелись полки, уставленные бутылками и штофами с вином... в избушках слышались песни хриплых и визгливых голосов". Недаром это место называлось "Хребтом беззакония".

По эстетическим и строительным нормам того времени самой, конечно, добротной и нарядной была главная улица- Екатерининская (ныне ул. Ленина). Стояли на ней дом военного губернатора, городского головы, соборная церковь св. Николая, казарма флотских и рабочих экипажей, училище юнг.

Главную площадь, тоже Екатерининскую (ныне пл. Нахимова), украшал Екатерининский дворец. Он был одноэтажный, каменный, и от него вели к морю ступени Графской пристани (еще без колоннады).

На месте Приморского бульвара скучно тянулась огромная земляная Николаевская батарея, ее только начали превращать в каменный форт. Большая Морская выглядела уже действительно большой улицей. Город рос, оставаясь открытым всем ветрам и солнцу, почти без зелени. Сказывались недостаток воды да и равнодушие городских властей тоже. Был один общественный сад в Ушаковой балке, но под его заветную сень можно было добраться только на ялике.

Эпоха бурного строительства Севастополя связана с именем известного русского флотоводца и мореплавателя М. П. Лазарева. В 1832 г. он назначается на должность начальника штаба Черноморского флота, а через два года - главнокомандующим флотом и портами, а также военным губернатором городов Севастополя и Николаева.?

1.	Перспектива застройки Корабельной стороны. 30-е годы XIX в. Проект
1. Перспектива застройки Корабельной стороны. 30-е годы XIX в. Проект

Первейшая цель главнокомандующего - создание производственной базы флота. Он строит новое адмиралтейство с предприятиями судоремонта и судостроения на берегах Корабельной бухты и на восточном берегу Южной. Проект доков был утвержден в 1831 г., адмиралтейства-14(26) мая 1835 г. Начались земляные работы, изменившие рельеф этой части города. Сняли часть холма на восточном берегу Южной бухты (на ровной площадке выросли огромные казармы), вырубили обширные доковые бассейны у вершины Корабельной бухты. Вынутым грунтом засыпали болота и соленые озера в верховьях Южной бухты - так образовалась Пересыпь (на ней сейчас железнодорожный и автовокзал).

После этого М. П. Лазарев занялся благоустройством города и, прежде всего, его центральной части. В 1838 г. он обратился с рапортом к начальнику Главного Морского штаба: "В Севастополе лучшая часть города, именуемая "Хребет", выходящая к рейдовой бухте и к морю... с давнего времени заселена мелкими частными домиками или хижинами, неправильными, безобразными, без плана улиц и без фасадов. Строения эти... крайне поражают взор бедностью, неопрятностью дворов и неприличием их вида". М. П. Лазарев поручил военному инженеру Д. Уптону произвести топогеодезические изыскания и выполнить проект реконструкции центральной части города.

"План проектируемых улучшений Севастополя" был утвержден правительством 3(15) мая 1839 г, а в следующем году разработан и утвержден первый генеральный план города. Эти проекты выполнены в строгом соответствии с принципами классицизма, с учетом, однако, сложившейся схемы улиц в виде "Городского кольца", опоясывающих основание Центрального холма. В основе проекта также классическая для русского градостроительства трехлучевая система - три улицы: Екатерининская, Большая Морская и дорога на Балаклаву сопрягаются в форме буквы "у". В точке их пересечения планируется Театральная площадь (ныне Ушакова), структурно уравновешивающая Екатерининскую (ныне лл. Нахимова).

2.	Севастополь перед первой обороной
2. Севастополь перед первой обороной

Реконструкция центра началась в сороковых годах со сноса одноэтажной застройки на "Хребте беззакония", причем М. П. Лазарев настоял на выплате компенсации выселяемым жителям, хотя многие из них жили здесь без всяких законных оснований. После сноса трущоб и разбивки участков под общественные здания вся свободная земля Центрального холма отдавалась в частное владение. В это время действовал строительный устав 1832 г., он регулировал застройку в духе принципов классицизма. Фасады любых зданий оформлялись строго по правилам. Чтоб соблюсти единство в облике городов, были разработаны оформительские типовые проекты (так называемые "примеры"), крупные по размеру здания украшали колоннады и портики, для небольших домов обязательным было нечетное число окон по главному фасаду (это правило отменено только в 1857 г.), с точным соотношением отдельных частей.

Неуклонно росло и число севастопольцев. В 1839 г. здесь насчитывалось 41 245 человек, из них 31 255 - "нижние воинские чины". Летом в Севастополь присылали еще 14 тысяч солдат для строительства адмиралтейства. Из-за тяжелых условий труда смертность среди "нижних чинов" была очень велика: в том же 1839 г. в морском госпитале умерло 1664, а в сухопутном - 1429 человек.

Вот каким увидел тогдашний Севастополь Анатолий Демидов: "Улицы в этом городе широкие, но до чрезвычайности пыльные, зданий значительных немного, домы большей частию маленькие, низкие, отделенные друг от друга пространными дворами... Есть одна только улица, несколько сноснее прочих (Екатерининская.- Ред.)у она идет параллельно с большим портом, а по ней тянутся самые замечательные здания, какими может гордиться новейший Севастополь. В этой улице стоит прекрасный собор, здесь же возвышается адмиралтейская башня, здание замечательное. Кроме того, в этой севастопольской улице есть несколько прекрасных домов... всегда занесенных пылью". Это описание сделано в начале деятельности М. П. Лазарева.

К 1854 г. Севастополь совершенно преобразился. В городе появились Малый (ныне Матросский) и Большой (Исторический) бульвары, реконструирован Центральный холм, застроилась Госпитальная слободка у Морского госпиталя на Корабельной стороне, в районе современной площади Восставших открыли военный госпиталь и церковь, здесь же стояли казармы сухопутных войск, ниже - жилые кварталы. Почти все продольные (с севера на юг) и часть поперечных улиц к тому времени получили названия. Исключением были Артиллерийская, Корабельная и Госпитальная слободы: в одной улицы именовались линиями, в другой нумеровались, в третьей обходились и без того, и без другого.

Севастополь строили заботливо. Дома из прекрасного местного камня-известняка, улицы с прочными подпорными стенами, удобными пешеходными лестницами. Севастополь строили с любовью. Крупные здания и целые комплексы поворачивали фасадами к морю. Место для них подбирали тщательно, так, чтобы видно их было издалека и отовсюду, с суши и воды.

Зданий того времени сохранилось очень мало. Те, что живы до сих пор, очень интересны по архитектуре, и мы расскажем о них подробнее в следующей главе.

3.	Севастополь в 1856 г.
3. Севастополь в 1856 г.

В сороковых годах улучшилось и сообщение города с другими районами Крыма и страны: построены дороги на Ялту и на Симферополь (последняя через Инкерман).

Население к 1854 г. увеличилось до 45 тысяч (по другим сведениям -до 42 тысяч), в городе насчитывалось 2530 домов, в том числе 2120 каменных. Действовал водопровод (начинался в Сарандинакиной балке, заканчивался фонтаном на Театральной площади) и 43 колодца; воды, впрочем, не хватало. Было много лавок-188, из них 40 - погреба с вином. Вся промышленность по-прежнему была связана с обслуживанием флота, за исключением мелких мастерских.

Новый генплан города (1851 г.) в основном и предусматривал строительство крупных общественных и военных зданий: нового сухарного завода, расширение адмиралтейства, пороховых погребов, каменных казарм на сухопутной оборонительной линии и т. д. Но утверждение нового генерального плана затянулось, возможно, в связи со смертью М. П. Лазарева в 1851 г. Во всяком случае, проект был утверждён только 8(20) октября 1856 г., когда он уже безнадежно устарел.

1(13) сентября 1854 г. соединенная армия Англии, Франции и Турции высадилась южнее Евпатории и двинулась к Севастополю. 13(25) сентября считается первым из 349-ти дней первой обороны города.

Почти год на Севастополь сыпались ядра и бомбы союзников, перед отступлением с Корабельной и Южной сторон русские взорвали и подожгли все, что было возможно, остальное взорвали англичане и французы.

Город лежал в развалинах, но и таким он представлял поразительное зрелище, даже для врагов. Один из английских офицеров писал на родину в сентябре 1855 г.: "Ум не может нарисовать себе что-либо равное по красоте тому, чем был этот город. Мне кажется, это место, где любой хотел бы жить и умереть"*.

* (Перевод Е. В. Веникеева.- Ред.)

В 1856 г. в Париже был заключен мирный договор, по которому Черное море, выражаясь современным языком, было объявлено демилитаризованной зоной. И России, и Турции разрешалось здесь иметь только небольшое число военных кораблей для пограничной службы.

Старый Черноморский флот был затоплен в Севастопольской бухте, новый строить запрещалось.

4.	Развалины театра на Театральной площади (ныне пл. Ушакова). 1856 г.
4. Развалины театра на Театральной площади (ныне пл. Ушакова). 1856 г.

На месте города остались руины, но и они выглядели величественно, напоминая древние Помпеи. "Только Помпея гораздо менее разрушена... разрушение Севастополя было полным, потому что не было примера такой обороны с тех пор, как понятие о нападении и защите возникло в умах человеческих", - писал участник обороны А. А. Вязмитинов по возвращении из Италии.

Лучшее описание разрушенного города оставил нам известный в то время писатель Евгений Марков, посетивший впервые Севастополь в 1866 г.: "Прекрасные здания с рядами светлых окон, с величественными колоннадами стоят теперь раскрытые, избитые, обгорелые, со слепыми глазами, с пустой внутренностью. Целые улицы этих каменных остовов, целые кварталы развалин, одни за одними, одни возле других, на огромном пространстве стоят, в гробовом молчании и будто ждут чего-то..."

Жители, вернувшиеся в Севастополь, существовали на доходы от туристов, которые сразу же потянулись сюда во множестве из России, Европы и даже Америки. Жили в бараках, занимались кто рыбной ловлей, кто огородничеством; разбирая развалины, лепили себе домишки рабочие, рыбаки и яличники (в то время перевоз через бухты был источником дохода беднейших слоев населения).

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. показала настоятельную необходимость восстановления Черноморского флота. Турция ввела в Черное море броненосные корабли, а Россия могла выставить против них только легкие корабли и вооруженные торговые пароходы.

Сразу же после окончания этой войны начинается строительство миноносцев, а с начала 80-х годов - судов броненосного флота. Вот когда Севастополь превращается в самый крупный промышленный и портовый центр Крыма. Этому способствует и разрешение на вход в Севастопольскую гавань иностранным кораблям, развивается торговля - увеличивается порт.

Перепись населения в 1886-1887 гг. попутно прояснила общую картину жизни города. Штатского населения в Севастополе 24 953 человека, солдат и матросов зимой восемь, а летом - десять тысяч. В городе 2268 домовых участков, из них почти четверть не застроенных. Только 247 домов с водопроводом, остальные берут воду из уличных кранов (25 на весь город) и из колодцев. Воды по-прежнему не хватает. В 1887 г. в Севастополь прибыло по железной дороге 55 тысяч туристов и отдыхающих - для них город был пересадочным пунктом в пути на Южный берег.

К этому времени закончилось строительство Алексеевского дока (1886 г., строитель - инженер-полковник А. И. Чикалев) 32 в верховье Корабельной бухты, мыс между Корабельной и Южной бухтами занимал завод РОПиТ*, за ним возвышались частью восстановленные морские казармы. На месте морского госпиталя появились казармы Брестского полка, восстановлена Бомборская слободка. Западный берег Южной бухты занят складами, пассажирская пристань - там же, где и сейчас пристают пассажирские корабли, - рядом с Графской.

* (Российское общество пароходства и торговли.)

Планировочная структура города осталась в основном прежней: к 1885 г. построена только одна городская магистраль - "Новый спуск" (ведет сейчас к железнодорожному вокзалу из центра). Так он назван в отличие от "Старого спуска", который продолжает Портовую улицу и ведет, наоборот, от вокзала к центру.

Иными стали городские площади - одни вообще исчезли, другие появились. Отстроилась Адмиралтейская площадь (против нынешнего Дома офицеров); Сенная (ныне Ластовая) площадь на Корабельной стороне превратилась в пустырь. Зато появились большая Морская площадь, Владимирская - против Владимирского собора, Нагорная (после Великой Отечественной войны называлась площадь Щорса, сейчас здесь детский стадион при школе № 5), Артиллерийская площадь в районе пересечения улиц 6-й Бастионной и Генерала Петрова (ныне застроена) и Корниловская - перед нынешним Дворцом пионеров. Восстановлены Исторический (бывший Большой) и Мичманский (Малый) бульвары, на месте взорванного французами Николаевского форта разбит Приморский бульвар. На Николаевском мысу, где сейчас здание спортивной базы КЧФ, построен деревянный театр.

В 80-е и 90-е годы прошлого века Севастополь очень интенсивно восстанавливали. Развитие капитализма в России вызвало и его бурный рост.

Участки в центре дорожают, плотность застройки растет, достигая 80 % от общей площади кварталов: "Все растущий дефицит территории в центральной части города приводит к тому, что в глубине дворов появляются пяти- и шестиэтажные здания при застройке улицы одно- и двухэтажными домами... Одним из типовых решений домов на сложном рельефе становится одно- и двухэтажный дом по главному и четырех-, пятиэтажный по дворовому фасадам".

Архитектура зданий этого времени в большинстве своем эклектична*. В оформлении фасадов широко используются неогреческие, неоримские и ренессансные формы, встречаются образцы неоготики и псевдомавританского стиля, нередко применяется пышный декор.

* ( Эклектика, или эклектизм,- соединение разнородных художественных элементов, свойственных различным стилям, в пределах одной постройки. )

В конце XIX - начале XX в. в застройке Севастополя преобладает стиль "модерн", использующий последние достижения строительной техники. При сооружении зданий широко применяются металл, стекло, новые облицовочные материалы.

О модерне много говорят, но не всегда верно его толкуют. Каков смысл самого понятия? "Термином "модерн" определяют архитектуру, сознательно и резко восставшую против подражательности, каноничности, выступившую с программой обновления зодчества, "современности", выражения особенностей времени с помощью приемов и средств его характеризующих. Сколько бы ни варьировались отдельные требования, лозунгом модерна неизменно оставались современность и новизна".

Архитекторы, работавшие в этом стиле, стремились противопоставить живописность и разнообразие своих композиций мертвому академизму.

Отразилось в архитектуре города еще одно течение - ретроспективизм, или неоклассицизм. Оно возникло в противовес модерну и тяготело к архитектуре античности, ренессанса, русского классицизма.

Отсутствие генплана сказалось на Севастополе плачевно. Строили где могли, как хотели. И вот итог: в центре вдруг появились фабрики, дорогу к морю забаррикадировали домами, и к нему сложно стало пробиваться. Громоздкий, неряшливый вид города, его центра неприятно поражал глаз. Надо было исправлять огрехи. Эту задачу возложили на городского архитектора А. М. Вейзена, но она оказалась намного сложнее, чем виделась вначале. Вейзен ссылался на объективные причины: нет топографических съемок и т. п. Во всяком случае, дело с мертвой точки не сдвинулось.

В 1894 г. коммерческий порт переносится из Севастополя в Феодосию. Это вызвало уныние в кругах местной буржуазии. Городские власти настойчиво просят вновь открыть коммерческий порт (построен в 1915 г. в Стрелецкой бухте), а пока суд да дело, рекламируют Севастополь как курорт. Около 1904-1905 гг. начинается курортный "бум", владельцы приморских имений спешат разделить их на дачные участки, подороже продать. Так создаются дачные поселки Новый Херсонес у Стрелецкой бухты, Омега у бухты Круглой, Александриада, Апаринские хутора, Малое Жемси в районе мыса Фиолент. Даже из Рудольфовой горы (ныне гора Матюшенко) пытались сделать курорт, и только ее отдаленность от моря обрекла эту затею на провал.

Значительно загодя в Севастополе стали готовиться к 50-летию героической обороны города.

В 1899 г. был создан "Комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны". В его работе принимали участие историки, севастопольские и столичные инженеры и архитекторы. Они разработали обширный проект комплекса памятников по всей линии обороны, продумали и спланировали отдельные монументы вне ее, на местах выдающихся событий. Почти вся программа была выполнена к 1905 г. (только сооружение памятника Э. И. Тотлебену затянулось до 1909 г. и не был установлен памятник на шестом бастионе). Представьте теперь, как выглядел город в день 50-летия обороны. На местах бастионов - бульвары, аллеи соединяют их вдоль всей оборонительной линии. Ко всем бастионам ведут благоустроенные подъезды. Полностью реконструирован, отделан заново Приморский бульвар. Добавьте к этому монументы и мемориальные сооружения на возвышенностях. Они очень украсили город, облагородив его силуэт.

В новый 1899 г. Севастополь вошел с веселым звоном трамвая на улицах, с ярким электрическим светом в окнах домов. Само собой, тех, что побогаче. Вскоре стал действовать и водопровод. Его провели из каптажей в Инкермане.

Наконец, в 1910 г. А. М. Вейзен все-таки явил свету генеральный план города - в соавторстве с архитектором Севастопольского градоначальства Г. Н. Долиным. На генплане обозначены участки военного, морского ведомств и собственно города. Деления территории на селитебную и промышленно-складскую - нет. К этому времени город уже очень расширился, на Корабельной полностью застроили западный склон Малахова кургана, Воронцову гору обжили до третьего бастиона, появились хутора на склонах Зеленой горки и Сарандинакиной балки, росла Карантинная слободка. Город расширился именно за счет небольших одноэтажных домов, так называемой "слободской" застройки.

План городского строительства хоть долго, с трудом создавался, но выполнен был добротно. По плану этому в перспективе предполагалось освоить районы между Малаховым курганом и вторым бастионом (ныне улицы Истомина, Полтавская, Суздальская), Зеленую (ныне Красная) горку, а также Лагерную слободку, кварталы на Рудольфовой горе (ныне гора Матюшенко) от сквера пятого бастиона до нынешней инфекционной больницы. Намечались постройки вдоль Балаклавского шоссе (ныне ул. Хрусталева) примерно до пересечения с нынешней улицей Шабалина, а на левой стороне - до улицы 6-й Бастионной.

Генплан в целом верно наметил направление территориального развития Севастополя. Однако застройка этих кварталов была осуществлена только в советское время.

5. Панорама Корабельной стороны с Малахова кургана. 1905 г.
5. Панорама Корабельной стороны с Малахова кургана. 1905 г.

Каким было начало новой эры для Севастополя? Об этом рассказывают сейчас архивные документы, фильмы, книги, спектакли... Черноморский флот почти весь был или затоплен самими матросами или уведен интервентами. Промышленные предприятия разрушены. Население сократилось с 91 тысячи человек в 1915 г. до 74 тысяч. Поистине удивительная судьба выпала городу - все время рождаться заново!

После утверждения Советской власти в Крыму (1920 г.) Севастополь развивается уже на новой, качественно отличной основе - планирование экономики, забота о жилищных условиях трудящихся, отсутствие частной собственности на землю.

Советскую архитектуру 20-30-х годов характеризуют два основных течения - конструктивизм и рационализм. Оба направления отвергали всякое украшательство. Сторонники конструктивизма считали, что главная задача архитектора - подчеркнуть назначение объекта, и поэтому для своих композиций они предпочитали использовать геометрически простые формы. Рационалисты же, стремясь к практичности сооружения, выдвигали на первый план проблему многообразия пространства.

Уже к середине 30-х годов многие архитекторы начали понимать, что не все в наследии прошлого - пустое украшательство. Вспомнили ленинскую мысль о том, что отказ от многовекового опыта человечества в области искусства и культуры есть признак ограниченности и непростительная глупость. Снова в ходу классические формы и элементы. Это течение в советской архитектуре носит название традиционализма.

В Севастополе сохранились образцы всех трех стилей. С ними мы познакомимся подробно в следующей главе.

Главное же, принципиально новое в архитектуре 20-30-х годов - это переход от поусадебной застройки к строительству кварталов. В комплексе легче было выполнить работы по благоустройству, культурно-бытовому обслуживанию жителей. Пример такой застройки нового типа - квартал, ограниченный улицами Большой Морской, Адмирала Октябрьского, Очаковцев и Шмидта. Квартал создавался как единый комплекс и предназначался для рабочих семей крупнейшего в городе предприятия - Морского завода. Некоторые корпуса построены уже после Великой Отечественной войны, другие в разной степени перестроены во время восстановления, но в целом это яркий образец комплексного подхода нашей предвоенной архитектуры к жилищному строительству.

Нехватка жилья оставалась острейшей проблемой для города. С развитием промышленных предприятий росло число рабочих, а значит, потребность в квартирах. Только за три года (1932-1935) в жилищное строительство было вложено 20 миллионов рублей, что позволило увеличить жилой фонд Севастополя на 36 тысяч квадратных метров.

По-ударному строилось жилье, быстрыми темпами шло промышленное строительство. Помните: "страна встает со славою на встречу дня..." Создается Балаклавское рудоуправление для разработки флюсовых известняков - ценного сырья для металлургической промышленности. В Балаклаву же переносится из Любимовки, расширяется и модернизируется кирпично-черепичный завод. В 1937 г. вступает в строй электростанция, в то время крупнейшая в Крыму, а еще в 1926 г. из Севастополя в Балаклаву прокладывается трамвайный путь.

Творческий дух и настроение наших архитекторов очень приподнял факт организации 12 января 1935 г. Севастопольского отделения Союза советских архитекторов. В отделении тогда числилось одиннадцать человек, руководил ими главный архитектор (он назывался "городским архитектором") М. А. Врангель.

В 1933-1936 гг. специальная бригада во главе с архитектором М. И. Долгополовым разработала первый советский генплан Севастополя и его пригородной зоны с перспективой на 20 лет. Предполагалось, что жить в городе к тому времени будет 120 тысяч человек. Существующей промышленности стройматериалов и судостроению планировался рост. Многое в этом генплане с точки зрения современной градостроительной науки мы бы не только не одобрили - напрочь отвергли б. Например, торговый порт в самом центре города - в Артиллерийской бухте. Для железнодорожной линии авторы предлагали провести туда тоннель под Историческим бульваром, рядом они рисовали новое здание железнодорожного вокзала, объединенного с пассажирским морским портом. Идея для того времени прогрессивная, просто великолепная идея, а вот привязка явно не годна. Зато в другом вопросе чувство предвидения не обмануло авторов. Их решение развивать город вдоль моря в западном направлении, в сторону Херсонеса, резонно и прозорливо. Корабельная сторона, согласно проекту, - единый плотный массив из многоэтажных жилых и общественных зданий.

Северная сторона отводилась под санатории, пляжи, дома отдыха. Очень явным и страстным было желание создателей генплана видеть Севастополь в сплошной зелени. В проекте три больших парка - на Историческом бульваре, в Комсомольской (Ушаковой) балке и на берегу моря между Артиллерийской и Карантинной бухтами. Из них успели разбить один - на Историческом бульваре, но идея зеленого берега между Артиллерийской и Карантинной бухтами была внесена в последний генеральный план Севастополя 1975 г. В нем, кстати, отразилась и давняя долгополовская мысль о создании спорткомплекса и стадиона у Карантинной бухты. Особую роль в своих творческих планах М. И. Долгополов отводил возвышенности в районе нынешней площади Восставших. Он мыслил увенчать ее зданием Дворца культуры и спорта. Конечно же, более удачного места для возведения в наши дни четырнадцатиэтажной гостиницы "Крым", видной отовсюду в городе, трудно себе представить. Это высотное здание - заметная доминанта в силуэте современного Севастополя. Так проявилась творческая преемственность архитекторов 30-х годов и наших дней.

Заслуживает внимания стройная идея генплана о функциональном делении города по территориальному признаку. Инкерман и Балаклава - промышленная зона, Южная и Корабельная сторона - жилая, Северная сторона - зона отдыха. Единственная слабость, сводящая на нет всю стройность схемы, заключалась в удаленности зон друг от друга. Транспортные же решения предлагались не самые удачные. Например, связать Инкерман с Корабельной и Южной стороной трамваем.

Мы так подробно разобрали генплан 1936 г. потому, что это был первый генеральный план Севастополя в современном понимании, т. е. не просто план перспективного строительства, а обширный проект с прогнозами развития города на двадцать лет вперед, до 1956 г., с выводами и предложениями, основанными на расчетах: потребность в трудоресурсах, рост населения и т. д. А в том, что в основе своей план не был осуществлен, авторов винить нельзя - началась Великая Отечественная война, после которой исторические и экономические условия изменились. Новые условия потребовали нового генерального плана уже не реконструкции, а восстановления Севастополя.

На качестве застройки города благотворно сказалось вышедшее в апреле 1934 г. постановление Совнаркома СССР "Об улучшении жилищного строительства". В 1938 г. президиум Севастопольского горсовета принял решение организовать архитектурно-художественный совет, который с той поры и ведает эстетическим оформлением города.

Теперь представим, как выглядел предвоенный Севастополь, благоустроенный город с населением 114 тысяч человек. На каждого жителя в среднем 5,2 кв. м жилья (жилой фонд достиг 584 тыс. кв. м), 28 школ, 64 детских садика и яслей, 76 предприятий общественного питания, 274 магазина; площадь селитебной территории города - 19,4 тыс. га.

Интересная, полнокровная жизнь начиналась у севастопольцев. Им было доступно все: торжественная тишина в музейных залах и напряженная - в аудиториях рабфака, техникумов, медицинской школы, филиала Московского института коммунального строительства. В клубах не смолкали песни, в драмтеатре имени Луначарского - аплодисменты, во Дворце пионеров - ребячий гомон и смех. Молодость развивала силу и грацию на огромном стадионе, спортивных площадках и водных станциях.

Размах социальных преобразований способствовал и творческой мысли архитекторов. Они интенсивно искали новые планировочные и объемные решения, новые формы и стили. Широкое обсуждение этих проблем шло на I Всекрымском съезде Союза советских архитекторов в Симферополе (март 1936 г.) и I Всесоюзном съезде архитекторов в Москве (1937 г.). "Шаги саженьи" Родины открывали захватывающие перспективы для творчества, поиска, полета фантазии, давали все возможности для осуществления любой жизненной мечты...

Перед рассветом 22 июня 1941 г. город содрогнулся от грохота - это взорвались мины, сброшенные с фашистских самолетов. Первый день войны... 29 октября было объявлено осадное положение, а 30-го началась героическая оборона города. За 250 огненных дней и ночей на улицы и площади, дома и парки обрушились десятки тысяч смертоносных тонн металла. И опять, как в 1855 г., враг захватил только руины города, заплатив за него дорогой ценой.

9 мая 1944 г.- святой день для каждого севастопольца. В этот день на башне водной станции, на Николаевском мысу, взвился красный флаг - город был снова свободен.

Что можно сказать о Севастополе 1944-1945 гг. На весь город несколько домов, вернее, стен под крышами, густо иссеченных осколками. Кое-где из них выступают стены и даже перекрытия на уровне первого этажа. В этих сохранившихся этажах и подвалах, в кое-как скроенных из обломков хибарах ютились те несколько тысяч человек, что остались от более чем стотысячного довоенного населения. И даже когда улицы расчистили, меж развалин долго оставались плотно утрамбованные тропинки - люди выбирали кратчайший путь. Бухты были забиты затонувшими судами. Первым видом транспорта в послевоенном Севастополе стали ялики - в них переправлялись на Северную и Корабельную стороны.

Севастопольцам хотелось поскорее расчистить и умыть город, стереть с него военную пыль и гарь - глазам было больно от ран его и шрамов. Никто не хотел памяти об ужасах, о горестях, и их старательно стирали с лица земли. Сейчас всем нам бесконечно жаль, что не осталось в городе ни одного разбитого здания - свидетеля не только великой трагедии, но и великого мужества. Очень жаль!

6. Севастополь в 1944 г.
6. Севастополь в 1944 г.

Первый генеральный план послевоенного Севастополя был разработан в 1943-1945 гг. в Москве творческой группой под руководством доктора архитектуры профессора Г. Б. Бархина. Он сразу отмел мысль о восстановлении полуразрушенных зданий и предложил, по существу, строить город заново. На возвышенных местах намечалось возвести огромные постройки, поставить гигантские статуи, соорудить величественные лестницы, через бухты перекинуть мосты 43. В сороковых годах, когда требовалось немедленное жилье, такие предложения были нереальными.

В 1949 г. Комитет по делам архитектуры при Совете Министров СССР одобрил генеральный план Севастополя на период до 1970 г., разработанный сотрудниками Севастопольского Горпроекта (ныне Севастопольский филиал "КрымНИИпроект") и управления главного архитектора города под руководством архитекторов В. М. Артюхова, Ю. А. Траутмана и инженера И. К. Жилко. Авторы нового проекта пересмотрели, развили и усовершенствовали положения генплана Г. Б. Бархина, исходя все-таки из уже сложившейся планировочной структуры. Было предусмотрено восстановление многих ценных в историческом и архитектурном отношении зданий и сооружений, использование не тронутых разрушением инженерных коммуникаций. Отдельно выполнили проекты первой очереди строительства. По ним восстанавливался город.

Один из авторов генерального плана - Валентин Михайлович Артюхов не был коренным севастопольцем, но большую часть своей жизни, лучшую часть, творческую, посвятил Севастополю. Он родился в 1913 г. в г. Прилуки Черниговской области, трудиться начал рано, в 1927 г., учеником слесаря. В 1940 г. окончил архитектурный факультет Ленинградского инженерно-строительного института. С 1942 по 1945 г. сражался на фронтах Великой Отечественной войны, участвовал в обороне Ленинграда, с боями прошел Польшу, Германию, Чехословакию, награжден многими орденами и медалями. В 1945 г. приехал в Севастополь, 15 лет был заместителем главного архитектора города, а с 1960 по 1962 г.- главным архитектором Севастополя.

В. М. Артюхов умер в 1978 г., последние 16 лет своей жизни он работал в Севастопольском филиале "КрымНИИпроекта", принимал авторское участие во всех проектах генерального плана Севастополя, во многих детальных планировках различных районов города. В. М. Артюхов в значительной мере определил характер и направление застройки города, сегодняшний Севастополь многим обязан этому талантливому архитектору, который сыновней любовью был предан ему.

Поднимать город из руин начали, конечно, сразу после освобождения, не дожидаясь утверждения генплана. Однако с 1949 г. восстановительные работы проводились комплексно, в широком масштабе, возрастающими темпами. Строители заботливо, бережно возвращали к жизни десятки зданий, представляющих материальную, архитектурную и историческую ценность: жилой комплекс на улице Большой Морской, первую городскую больницу, дома за Ушаковой балкой и многие другие. Но в основном Севастополь построен заново. Принципы его застройки остаются неизменными и в наши дни, они каждый раз подтверждаются новыми проектами генплана. А основой для этих принципов служат, фигурально выражаясь, таких "три кита": Севастополь, прежде всего, морской, портовый город. Севастополь - крупный промышленный и научный центр юга Украины. И, наконец, Севастополь - город-герой, город-памятник, музей под открытым небом.

У центра города - одно лицо. Создавали его разные архитекторы, но все они в то время работали в одном .стиле, широко используя элементы классической ордерной системы и архитектурные приемы эпохи Возрождения. Севастопольская архитектура учитывала специфику юга, теплый климат, морской колорит. Почти все здания в период восстановления дополнились лоджиями, балконами, украшались башнями, балюстрадами или ротондами на крышах. Представьте солнечные блики на морской волне, сочную зелень, вьющуюся по стенам домов, соленый аромат ветерка - и романтический облик города перед вами.

Проектировать восстановление и застройку города севастопольцам помогали такие ведущие проектные институты страны, как Ленинградский горстройпроект, Ленгосинжпроект, Моспроект, но основную нагрузку взял на себя Севастопольгорпроект.

Чтобы понять, какими были для наших архитекторов годы пятидесятые, что их заботило, волновало, над решением каких проблем бились они, ответы на какие вопросы искали, чему радовались, о чем тревожились, словом, как жили и работали, - чтобы это понять, достаточно перечислить постановления партии и правительства тех лет по вопросам строительства и архитектуры: "О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства", "О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства" (1954-1955 гг.), "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве" (1955 г.), "О развитии жилищного строительства в СССР" (1957 г.).

Годы пятидесятые - это пора невиданной дотоле индустриализации строительных работ, массовой застройки свободных территорий по экономичным типовым проектам. Квартал, как планировочная единица, вытесняется микрорайоном, рассчитанным обычно на 10-12 тысяч жителей. Сейчас понятие "микрорайон" привычно для нас, обыденно и главное - яснее ясного. А на первых порах новизна и непривычность проектирования приводили, к сожалению, и к ошибкам. Таким, к примеру, как застройка верхней части улицы Горпищенко. Здесь на длинной прямой магистрали с обеих сторон стоят типовые дома торцами к дороге. А улица - не деталь из металла: ни переплавить, ни переточить... Со временем севастопольским градостроителям удалось улучшить и разнообразить планировку микрорайонов за счет ассортимента типовых проектов, домов повышенной этажности, набора зданий из типовых секций с криволинейными или ломаными очертаниями. Кроме того, отдельные крупные здания строились по индивидуальным проектам.

Заметной вехой было постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства" (1969 г.). Многое изменилось к лучшему, прежде всего качество проектных, научных работ в градостроении, творческий уровень архитектуры жилых и общественных зданий.

Казалось бы, не такой уж великий срок - двадцать лет. А ветераны войны, что все эти годы не видели Севастополя, ходят по городу изумленные, растроганные, не узнают землю, на которой и за которую проливали кровь. И не мудрено. Только за последних два десятилетия целые жилые районы выросли на Воронцовой горе, Куликовом поле, в Камышовой бухте. А гляньте, какие красавцы проспекты Гагарина и Октябрьской революции! Впору изумиться и растрогаться.

И вот еще на чем хочется задержать ваше внимание. Севастопольский центр - итог двухсотлетнего градостроения. Но по архитектурно-композиционному замыслу это единое целое, как бы один комплекс, который, по общему признанию, впечатляет своим неповторимым романтическим обликом.

Центр опоясан широким кольцом малоэтажных домов, и в них кое-где выборочно вкраплены пятиэтажки. Сверху смотреть - словно бусы, где много мелких камешков чередуются с одним покрупнее.

От центра через пояс малоэтажек радиусами-лучами расходятся транспортные магистрали. И вдоль них - новые микрорайоны, сплошь из современных, высоких и высотных домов, 5-, 9- и 12-этажных.?

Здесь следует отметить, что в отличие от первоначального периода внедрения индустриальных методов строительства (конец 50-х - начало 60-х годов) современный этап характеризуется применением типовых проектов со значительно улучшенной планировкой квартир. Увеличилась их жилая площадь, количество в каждом доме квартир различных типов (одно-, двух- и трехкомнатных) более соответствует существующей демографической ситуации, комбинация типовых блок-секций позволяет проектировщику индустриальными методами создавать здание со своеобразной внешностью.

Особо важные общественные здания сооружаются по индивидуальным проектам, они - воплощение художественновыразительных начал советской архитектуры. Эти постройки имеют решающее значение в формировании современного облика города, в придании ему значительности и непохожести. В этом вы сами убедитесь, осматривая новые районы города, созданные в последние годы.

По любому радиусу-лучу - транспортной магистрали - путь к центру города будет для вас интересен. Да мы и пройдем с вами этими дорогами.

Но первый раз, как, впрочем, всякий последующий, лучше всего увидеть город с моря.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2014-2018
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-krima.ru/ "Istoriya-Krima.ru: Крым - история, культура и природа"