НОВОСТИ     БИБЛИОТЕКА     ИСТОРИЯ     КАРТА САЙТА     ССЫЛКИ     О ПРОЕКТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

На древней земле


В последней, заключительной главе нашего путеводителя мы расскажем об архитектуре древних и средневековых поселений, располагавшихся когда-то на территории города и его окрестностей. Эта глава - для любознательных, для тех, кто, путешествуя по легендарной земле, заинтересовался развалинами вон той башни на холме, или вот этими остатками тяжелых оборонительных стен, или целым городом, раскопанным археологами, - Херсонесом...

Как вы знаете, русские моряки, бросившие двести лет назад якоря своих парусников в лучших на Черноморье бухтах и вышедшие на пустынные и еще чужие им берега, не были первооткрывателями этой земли. Время появления человека здесь уходит, как говорится, в глубь тысячелетий.

К зачаткам древней архитектуры в окрестностях Севастополя можно отнести курганы, насыпанные над погребениями энеолитического времени и эпохи бронзы. Их много разбросано по водоразделу рек Бельбека и Качи, несколько меньше на Северной стороне Севастополя, на Мекензиевых горах, в Байдарской долине. Некоторые курганы: Азиз-Оба, Сары-Оба, Палван-Оба, Мамай-Оба, высотой в несколько, а диаметром в десятки метров, - великаны: они отмечаются на картах. Курганы же Байдарской долины или курганы Терек-Иол на Мекензиевых горах настолько малы, что и наметанный глаз профессионального археолога не сразу заметит.

Курганы разные, но и усыпальницы под ними отнюдь не типовые, говоря современным языком. Это разнообразных форм ямы; "ящики", сложенные из каменных плит и перекрытые ими же; "катакомбы" - земляные склепы; бревенчатые срубы и т. д. Обычай насыпать курганы над погребениями широко распространен у многих племен и народов и очень живуч.

К глубокой древности восходят также менгиры - поставленные на торец каменные плиты и кромлехи - кольцеобразные каменные ограды. Менгиры и кромлехи сооружались обычно в святилищах и на могильниках, обозначая места поклонения.

В 1979-1981 гг. одним из отрядов Севастопольской охранно-новостроечной археологической экспедиции Херсонесского историко-археологического заповедника на левом берегу реки Черной, между поселками Штурмовое и Хмельницкое, частично раскопан могильник эпохи бронзы с полем кромлехов (первая половина II тысячелетия до н. э.). Пологий склон холма занимал древний поселок, подножие холма - кладбище. Здесь, у говорливой речки, свершался погребальный ритуал. Оплакав умершего, сородичи завертывали его в шкуры или циновки, окрашенные охрой, клали в земляной склеп головой к югу. Погребальные камеры рыли в земле обычно в форме эллипса, завершал склеп купол свода. Вход в камеру замуровывали вязкой глиной и закрывали плитой. (На одной из таких закладных плит взгляд древнего художника привлекла, видимо, необычность излома. Несколько точных движений резца превратили случайную игру природы в изображение дельфина.) Входной колодец, узкий и глубокий, засыпали землей и строили над склепом-катакомбой кольцевидную оградку диаметром 3-5 м из поставленных на ребро обломков известняка, песчаника. В дело шли и куски диорита от разбившихся зернотерок, и обгоревшие камни очагов, и камни разрушившихся кромлехов. Внутри кромлехов на древней поверхности раскопки обнажили пятна кострищ, пепел растений, обожженные кости птиц и зверей - следы жертвоприношений и тризны.

13.	Поле кромлехов. Могильник II тысячелетия до н. э. у пос. Штурмовое
13. Поле кромлехов. Могильник II тысячелетия до н. э. у пос. Штурмовое

Почти через тысячелетие на месте этого поселения и могильника обосновались люди кизилкобинской культуры. Многие историки и археологи связывают ее с древнейшим населением горного Крыма - таврами*. О таврах нередко упоминали древнегреческие и римские писатели. До нас дошли остатки таврских поселений, стоянок, менгиры, кромлехи и усыпальницы - "каменные ящики".

* (Ныне возобладала иная точка зрения, согласно которой кизилкобинцы и тавры - племена разные.- Ред. )

Большинство селений открыто в низовьях рек Бельбека, Черной. Следовательно, тавры обживали, в основном, плодородные земли долин. А вот могильники тавров лучше всего сохранились в Байдарской долине и на Мекензиевых горах.

Ясного представления об архитектурном облике таврских поселений, их планировке, размерах, видах сооружений пока нет. Наиболее детально исследовано поселение Уч-Баш. На скалистом обрывистом мысе, близ устья реки Черной, над ее левым берегом, в 1952-1954 гг. экспедиция Херсонесского государственного музея под руководством С. Ф. Стржелецкого раскопала остатки трех жилищ одинаковой конструкции и около ста хозяйственных и очажных ям. Постройки погибли в пламени пожара в VII в. до н. э., но, судя по подъемному материалу*, жизнь поселения продолжалась и позднее, вплоть до III-IV вв. нашей эры. Жилища Уч-Баша - это наземные постройки неправильной четырехугольной формы. Их длина - 9, ширина - 5 м. Стены домов - плетни, обмазанные внутри и снаружи глиной с примесью соломы. Двухскатную кровлю, крытую, по-видимому, соломой, подпирали деревянные опорные столбы. Полы в домах глинобитные. В центре устраивался очаг - источник света и тепла. Рядом - второй очаг, на котором, судя по раздавленным сосудам, готовили пищу. Снаружи, вдоль стен, вырыты хозяйственные ямы.

* (Подъемный материал - древние предметы, которые найдены не при раскопках в культурном слое, а собраны на поверхности, подняты.)

По образу и подобию учбашских, жилище VII-VI вв. до н. э. раскопали в 1981 г. на левом берегу реки Черной, между поселками Штурмовое и Хмельницкое. Три стены постройки углублены в землю на 20-30 см, четвертая, видимо, выходила на дневную поверхность. Каркасно-плетневые стены тоже обмазаны смесью соломы с глиной, двухскатная кровля, крытая соломой, опиралась на деревянные столбы. К южной стороне дома примыкала полуземлянка для скота.

14.	Каменный ящик VI-V вв. до н. э. у с. Передовое
14. Каменный ящик VI-V вв. до н. э. у с. Передовое

В 300 м юго-западнее поселения Уч-Баш находилось его кладбище. Это тоже своеобразный архитектурный памятник. Оно представляло собой две длинные насыпи, вытянутые с запада на восток, под насыпями - усыпальницы. Стенки могил облицованы поставленными на ребро плитами. Сверху каменные ящики перекрывали такие же массивные плиты. Хоронили в каждой гробнице обычно несколько человек. Могильник Уч-Баш, как и большинство таврских кладбищ горного Крыма, был разграблен еще в глубокой древности. Поэтому от погребального инвентаря до наших дней дошли лишь единичные лепные сосудики, бусины, бронзовые украшения.

Связанная с таврами археологическая культура в пределах современной городской черты Севастополя существовала вплоть до прихода древних греков, а в удалении от Севастопольской бухты и Гераклейского полуострова по-видимому и дольше.

В конце V в. до н. э. выходцы из древнегреческих полисов (городов-государств) Гераклеи Понтийской на побережье Малой Азии (ныне - турецкий городок Эрегли) и Делоса основали на мысу у современной Карантинной бухты колониальное поселение, названное сначала тоже Гераклеей или Мегарикой, очевидно, в память о родине-Гераклее и праматери Гераклеи Понтийской - Мегариде. Эти названия, однако, за новым городом не укрепились, и всю свою длительную, почти двухтысячелетнюю жизнь он назывался Херсонесом (древнегреческое "мыс, полуостров"). Город располагался исключительно удачно: на кратчайшем расстоянии от побережий Малой Азии и Крыма, на пересечении морских путей между городами Южного, Западного и Северного Причерноморья. Бухта была вместительной и надежной гаванью. А перешеек в случае нужды облегчал оборону города со стороны суши. Каменистые и засушливые земли Гераклейского полуострова не отличались плодородием, но все же позволяли заниматься земледелием, прежде всего виноградарством. Удобное расположение на пересечении морских коммуникаций, обширная земледельческая территория, природные ресурсы для развития ремесел и промыслов - все это способствовало процветанию Херсонеса.

Прежде чем касаться архитектурного облика Херсонеса, уместно будет сказать, что общины граждан будущих колоний формировались еще в метрополиях. Переселенцы приезжали организованно, с заранее принятыми уложениями по устройству будущего города-государства и сформированными органами самоуправления. На месте колонисты прежде всего сооружали оборонительные стены, а затем уж строили дома, общественные здания, делили землю. Комиссии выборных лиц определяли границы города и сельскохозяйственной округи, распределяли участки для постройки жилищ в черте города и наделы земли за его пределами, устанавливали их размеры.

Херсонес Таврический строился по системе, разработку которой издревле приписывали архитектору V в. до н. э. Гипподаму. На практике эта система сложилась еще до Гипподама, в процессе основания греческих колоний в Средиземноморье. Характернейшей чертой гипподамовой планировки было ритмичное расположение продольных и поперечных улиц. Сетка улиц делила город на небольшие кварталы. Направление проездов диктовалось рельефом, господствующими ветрами и другими факторами.

Главная улица Херсонеса вела по гребню мыса с юго-запада на северо-восток, от главных ворот до крепостной стены на обрывистой стрелке мыса. Ее ширина, как и ширина всех продольных улиц, около 6,5 м. Поперечные улицы уже - 4,5 м. В прямоугольных кварталах вплотную друг к другу стояли три-четыре дома, обращенные к улицам глухими стенами и высокими оградами. (Как видно, частную жизнь древние греки тщательно скрывали от постороннего глаза). Иногда весь квартал занимали одно-два здания - усадьбы богачей или общественные постройки.

Остатки такого здания, занимавшего в III-II вв. до н. э. весь II квартал, вы можете увидеть слева от главной улицы в северо-восточном районе Херсонеса. Узкий коридор ведет с улицы во внутренний двор. В центре его жертвенник, стороны двора были обрамлены каменными крытыми галереями. Стены здания сложены насухо из больших тщательно подогнанных, прекрасно обтесанных плит. Монументальность здания, его величина позволяют предположить, что оно имело общественный характер.

Подобное сооружение было открыто в начале XX в. и в центральной части Херсонеса. В одном из помещений во время раскопок найдены остатки плавильного горна, отходы бронзолитейного производства и 43 заготовки для монет. Видимо, это был монетный двор IV-III вв. до н. э. Все его помещения расположены по сторонам двора, обрамленного колоннадой из 26 колонн. Как и в доме во II квартале, стены монетного двора были сложены насухо из крупных тщательно отесанных плит.

Обычные городские дома первых столетий существования Херсонеса хорошо изучены в северном районе городища археологической экспедицией под руководством Г. Д. Белова. Планировка этих домов напоминает планировку больших зданий, о которых уже говорилось. Помещения тоже группируются по сторонам двора. Но городские усадьбы херсонесских граждан невелики, площадь их вместе с площадью дворов колеблется в пределах 160-200 кв. м. Входы всех 5- 7 помещений обращены обычно во двор. Войти с улицы на территорию усадьбы можно было, как правило, через единственную неширокую калитку. Две-три жилые комнаты площадью 9-11 кв. м каждая, кухня с открытым очагом, столовая-трапезная, кладовая и одно-два производственных помещения - вот стандартный "комплект" усадьбы свободного херсонесского ремесленника, рыбака, мелкого торговца.

Вся общественная жизнь горожан протекала на площадях, вписанных в прямоугольную сетку улиц. Здесь поклонялись божествам, шумно торговались на рынках. На центральной площади - агоререшало все важнейшие вопросы народное собрание. Здесь отмечали граждане общественные празднества, сюда стекались участники и зрители религиозных церемоний. Поблизости находился акрополь (кремль). В районе акрополя и агоры строились самые важные общественные постройки и храмы. Здесь устанавливались декреты и постановления Совета и Народа, принятые на народных собраниях, статуи божеств и видных граждан. Все эти здания и произведения монументального искусства были стерты с лица земли многочисленными перестройками и реконструкциями, особенно в раннее средневековье, когда победившее христианство искореняло остатки язычества.

Город окружали оборонительные стены с башнями, поставленными приблизительно через каждые 50 м. Через несколько ворот дороги выводили к ремесленным предместьям, пригородным поселкам, к земельным наделам и сельским усадьбам земледельческой округи Херсонеса.

15.	Квартал так называемого Страбонова Херсонеса. Реконструкция
15. Квартал так называемого Страбонова Херсонеса. Реконструкция

В юго-восточной части Херсонеса хорошо сохранился участок стен с башнями и ворота конца IV - начала III в. до н. э. Ширина ворот 3,8 м. Два массивных столба, поставленных перпендикулярно крепостной стене со стороны города, образуют закрытый коридор, длина которого 8,4 м. Вход в город преграждала падающая металлическая решетка - катаракта и массивные двухстворчатые ворота. Створки ворот запирал деревянный брус. С фланга подступы к ним прикрывала круглая башня. Этим воротам предшествовали другие. Конструктивно они напоминали более поздние, но были менее совершенны с точки зрения обороны. Башни, видимо, еще не существовало. Эти ворота и участок древней стены были впоследствии разобраны, так как город расширялся, менялась линия обороны. К ранней оборонительной стене пристроили большое общественное здание (предположительно караульня), часть его раскопана. После реконструкции системы обороны на этом участке здание оказалось под углом к вновь построенной стене и новым воротам. В начале нашей эры ворота заложили, а въезд в портовую часть города перенесли западнее.

Система планировки, характерная для Херсонеса Таврического, присуща и так называемому Страбонову Херсонесу. Страбонов Херсонес возник на перешейке Маячного полуострова (мыс Херсонес, или Фанар), между Казачьей и Голубой бухтами. Две линии стен на расстоянии двухсот метров одна от другой с квадратными башнями ограждали городок и закрывали подступы к земельным угодьям его жителей на Маячном полуострове. Длина стен около 900 м. Продольные улицы параллельны оборонительным стенам. Поперечные, более узкие и короткие, пересекали их под прямым углом.

Страбонов, или "старый", Херсонес изучен мало, но все же достаточно для предположения: в западной, наиболее возвышенной, похоже, был акрополь; в восточной, у верховья Казачьей бухты, - порт; среднюю часть занимали жилые кварталы.

Название "Страбонов", или "старый" Херсонес, этот городок получил потому, что единственное упоминание о нем сохранилось в труде географа I в. н. э. Страбона. На рубеже нашей эры городок уже лежал в руинах. Полагают, что он был основан около середины IV в. до н. э. как военное поселение и погиб в конце II в. до н. э. во время войн Херсонеса со скифами.

К концу IV в. до н. э. около двух третей Гераклейского полуострова составляла сельскохозяйственная территория Херсонеса. Вы легко представите величину площади: от нынешнего Приморского бульвара и площади Нахимова до Максимовой дачи и хутора Лукомского, а дальше по Караньским высотам до Фиолента и бухты Казачьей. Сельскохозяйственная зона Херсонеса вся была размежевана на земельные наделы, по тому же гипподамову принципу строгого геометризма. Сеть взаимно перпендикулярных продольных и поперечных дорог разбивала землю на прямоугольные участки средней площадью 26,5 га каждый. Довольно часто их называют клерами (клер - по-гречески означает жребий, участки распределялись между гражданами греческого полиса по жребию), однако мы не знаем, как называли их сами херсонеситы. Участки ограждали каменными заборами, а внутри оград они были поделены на более мелкие части.

Сейчас еще не совсем ясно, владел ли стандартным участком в 26,5 га один полноправный херсонесит или же этот участок составлял блок наделов, принадлежавших нескольким гражданам. До сих пор остатки дорог, фундаменты оград, подпорных стен, террас, следы плантажей виноградников отчетливо проступают на поверхности в окрестностях проспекта Октябрьской революции, парка Победы, в Юхариной и Карантинной балках, между мысом Фиолент, Казачьей и Камышовой бухтами. Система античных земельных наделов Херсонеса на Гераклейском полуострове-уникальная по сохранности в бассейне Средиземноморья и Причерноморья. Поэтому новое строительство в этих местах следует проектировать с большой осторожностью, чтобы не загубить мирового значения античный памятник.

На многих участках - "клерах", особенно в сторону от Херсонеса, к Балаклаве, Фиоленту, Камышовой бухте видны развалины построек. Если вы уже бывали в этих местах, то обратили, конечно, внимание на огромные блоки известняка - это руины квадратных башен. Иные из них поднимаются над землей выше человеческого роста. Башня обычно стояла на углу усадьбы. Как исключение встречаются и двухбашенные усадьбы. Массивные, со стенами двухметровой толщины, высотой 10-12 м, они не только защищали обитателей усадьбы от разбойных налетов, но при случае могли выдержать и непродолжительную осаду. Усадьба, кроме башни, состояла из комплекса жилых, хозяйственных, складских, производственных помещений, навесов, хлевов, сгруппированных по сторонам четырехугольного двора. С любой стороны любого путника она встречала глухими стенами и массивными оградами.

На Гераклейском полуострове сейчас уже раскопано больше десятка античных загородных усадеб. Их руины можно увидеть в парке Победы и на проспекте Октябрьской революции, у здания Гагаринского райисполкома, у троллейбусной остановки на улице Павла Корчагина, у Горбатого моста...

В I в. н. э. Херсонес попал в прямую зависимость от Рима, стал базой его флота и гарнизона в Северном Причерноморье. Римский гарнизон размещался в так называемой претории - цитадели, отгороженной от города крепостной стеной. Как и всюду в империи, римляне стремились к созданию максимального комфорта: в эту пору идет оживленное строительство жилых и общественных зданий. Новые хозяева перестраивают сооруженный в III в. до н. э. театр, расширяют его и, по-видимому, приспосабливают под цирк. А в полутора-двух метрах над орхестрой возвышался каменный помост для выступления актеров - проскений, украшенный по фасаду полуколоннами, а над ним-здание скенё, в котором артисты переодевались и на фоне которого шло представление. На орхестре, против центрального прохода, стоял жертвенник-фимела, с востока в театр вел вход - народ, с запада он почти упирался в крепостную стену. До трех тысяч горожан могли сострадать здесь трагическим героям, могли смеяться над остротами комедиантов, а в римское время - развлекаться травлей зверей и боями гладиаторов.

16.	Херсонес. Храмовый комплекс VI в. в северо-восточной части города. Реконструкция.
16. Херсонес. Храмовый комплекс VI в. в северо-восточной части города. Реконструкция.

От источников, расположенных за 8-9 км от Херсонеса, у Караньских высот, по водопроводным трубам в город поступала вода, а это давало возможность строить большие общественные бани - термы. В отличие от современных бань, они предназначались не только для мытья. Такого рода "банный комплекс" включал в себя, помимо парилен и бассейнов с горячей и холодной водой, площадки для гимнастических упражнений, галереи и залы для отдыха и бесед. Кроме того, на площадях, у театра и терм устроены были так называемые латрины - туалеты с проточной водой.

Общую правильную планировку и, как говорят архитекторы, "принципы функционального зонирования", унаследованные от античности, город сохранил и в средние века. Однако облик Херсонеса постепенно менялся. Напомним читателю: победила новая идеология - христианство, и античные общественные сооружения, рельефы и статуи, декреты и постановления Народного собрания были уничтожены. На месте разрушенных построек и часто из их остатков возводятся христианские церкви, баптистерии (крещальни) и часовни, жилые дома, лавки, мастерские...

Главной деталью городского пейзажа в Херсонесе с V-VI вв. становятся христианские храмы. Их ставили на каждой городской площади, в глубине кварталов, часто рядом друг с другом. Большинство их относится к разряду "базилик". На площадях (форумах) городов античного Рима базилики служили местами для собраний, рынками и т. д. В первых веках нашей эры, с распространением христианства, базилика стала основным типом христианского храма. Продолговатое четырехугольное здание, разделенное колоннадами на три, реже - пять, залов-нефов. В восточной стороне центральный неф обязательно, а нередко и боковые, завершались полукруглыми или многогранными алтарными нишами - абсидами. Центральный неф базилики перекрывала двухскатная кровля, он был выше боковых. На уровне односкатной кровли боковых нефов в стенах центрального были окна (второй свет). Языческие храмы, где религиозные обряды совершались на прилегающей к храму площади, украшали, главным образом снаружи. Христианское же богослужение шло в храме. Поэтому внешнее убранство раннехристианских храмов лаконично, зато внутри базилики, крестообразные и крестовокупольные храмы богато отделывали фресками, мозаикой, резьбой по камню.

В 1853 г. в северо-восточном районе Херсонеса начаты раскопки религиозного центра средневекового города. В нем открыли самую крупную в Крыму трехнефную базилику (длина 50 м, ширина 22 м). Пол центрального нефа вымощен мраморными плитами, в боковых полы выполнены в мозаике. С юга к базилике была пристроена длинная узкая галерея. Перед храмом широкий двор с крытыми галереями по бокам и фонтаном в центре. Чуть южнее сохранилось здание, может быть, дом священника. Оно соединялось с базиликой крытой галереей. Из двора базилики лестница вела к крестообразному зданию с купольным сводом - баптистерию (крещальне). Стены его сложены необычно: ряды камней чередуются с рядами плоского кирпича - плинфы. Каждую ветвь креста внутри здания завершает полукруглая ниша - эдикула. В центре крещальни - купель, Представляющая собой бассейн, облицованный мрамором. Вода в него шла по трубе из второго, наружного бассейна и сливалась в канал под полом. Стены внутри баптистерия декорированы мраморной облицовкой и фреской, а купольный свод и полусводы эдикул - мозаикой (золотые звезды на темно-синем фоне).

Большинство херсонесских базилик к концу X в. были разрушены. На их месте построены небольшие скромные церкви и часовни, по одной-две в каждом квартале. Расположение христианских храмов в Херсоне (средневековое название Херсонеса) весьма своеобразно. Как правило, христианские храмы ставились по оси запад - восток, в Греции, на Балканах и в России алтарем к востоку, в странах Западной Европы - к западу. В Херсоне церкви строили в условиях сложившейся планировки города и не считаться с направлением улиц, кварталов и площадей было невозможно. Поэтому церкви, соборы, часовни здесь вписывали в уже существующую сеть основных магистралей, ориентируя храмы по оси юго- запад- северо-восток, алтарем на северо-восток.

Херсонесу предстояло прожить еще долгую жизнь, испытать взлеты и падения, увидеть на своих улицах и византийских солдат, и хазарских воинов, и русско-варяжскую дружину князя Владимира, и степняков хана Ногая, сменить несколько названий (Херсонес - Херсон - Корсунь - Керсона - Сарыкермен), до той трагедии, что обрушилась на город в конце XIV - начале XV в. пламенем губительного пожара.

Однако агония города, его падение началось значительно раньше, после 1299 г., когда татарскому нашествию и разрушению подверглись и сам Херсон, и жизненно важные для него смежные территории юго-западного Крыма. К этому времени Херсон уже утратил позиции крупнейшего торгово-эдономического центра Северного Причерноморья, узла торговых путей, а с укреплением итальянских колоний в Черноморье и ростом других городов в Крыму значение его окончательно сошло на нет.

Херсонес Таврический - яркий памятник градостроительного искусства. По результатам раскопок, которые ведутся более 150 лет (Херсонес не раз называли "русскими. Помпеями"), мы можем наблюдать развитие планировочной структуры античного и средневекового города в течение почти двухтысячелетней его истории.

Не торопитесь за ворота древнего города, походите снаружи, приглядитесь к мощным оборонительным стенам с круглыми и прямоугольными башнями. Эти руины - лучшие по сохранности античные сооружения в нашей стране. Толщина стен доходит до 3,5-4 м, сложены они из больших, тщательно обтесанных камней (квадров), ряд - на ребро, ряд - плашмя. Плиты укладывались без раствора, насухо, в местах стыков их соединяли пиронами (скрепами). Уложенные таким образом плиты служили панцирной облицовкой стены, пустое пространство между ними забутовывали мелким камнем или щебнем, смешанным с глиной.

Заметный образец фортификационной архитектуры города - башня Зенона, первая круглая башня, которую вы увидите, приближаясь к Херсонесу со стороны улицы Ерошенко. Зеноновой башню назвали потому, что в наружном поясе ее кладки, как предполагают, была найдена плита с надписью 488 г. в честь византийского императора Зенона. Первоначальный диаметр башни - 8,0 м, но, учитывая важное стратегическое положение, ее неоднократно перестраивали и укрепляли, в результате в IX-X вв. диаметр башни увеличился до 23 м".

17.	Храм св. Владимира в Херсонесе. Начало XX в.
17. Храм св. Владимира в Херсонесе. Начало XX в.

Не торопитесь покидать древний город. Прислушайтесь к тишине, вглядитесь в тысячелетние камни, обработанные руками неведомого человека, попытайтесь увидеть давным-давно прошедшие времена. Вам поможет сделать это известный французский историк архитектуры О. Шуази. Он так описывает древнегреческий город: "На приближение к нему указывают бесконечные ряды гробниц, примыкающих к зубчатой ограде, далее - улицы, застроенные лачугами, в промежутках - площадь или рынок, окруженный портиками, где кишит толпа, подобно современной толпе на восточных базарах, суды под открытым небом, крытые галереи для прогулок, где масса праздного народа собирается обсуждать общественные дела, храмы, скрытые между портиками, победные памятники между храмами, театры, палестры, стадии".

В 1850 г. на территории Херсонеса был основан небольшой монастырь, а через три года освящена скромная церковь святой Ольги, из которой французские стрелки в 1854 г. обстреливали русские позиции за Карантинной бухтой. В ответ русская артиллерия обрушила на церковь шквал огня и превратила ее в развалины.

После войны, в 1861 г., на месте храма, где, как предполагалось, было место крещения князя Владимира, заложен Владимирский собор, который строился около тридцати лет (окончен в 1892 г.) по проекту архитектора Давида Ивановича Гримма. Д. И. Гримм изучил на конкретных памятниках церковную архитектуру Византии и впервые при проектировании собора в Херсонесе отказался от официального "русско-византийского" стиля. Советский историк архитектуры и искусствовед Е. И. Кириченко пишет: "Византинизм облика сооружаемой по проекту Д. И. Гримма трехнефной базилики становился символом и зримым подтверждением духовной, культурной и политической преемственности, существовавшей между Константинополем и Москвой, обоснованием притязаний России на полное и нераздельное наследование величия "второго Рима".

Даже сейчас, в развалинах, храм поражает своими размерами, а представьте его с высоким барабаном, увенчанным сверкающим куполом! Собор был двухъярусный, стены даже на уровне второго этажа метровой толщины. Отделан был храм ценными сортами мрамора, расписывали его несколько художников - академик А. И. Корзухин, профессор Т. А. Нэфф, Малышев, Молокин, Н. А. Майков, академик Рисе. Сам Д. И. Гримм не наблюдал за строительством собора, руководили работами местные архитекторы К. Вяткин, Н. Арнольд, Чагин и Безобразов.

Во время Великой Отечественной войны собор очень пострадал: рухнул барабан с куполом, провалилось перекрытие между первым и вторым ярусами, треснули стены, исчезли мраморные ступени внутренних лестниц, почти полностью пропала живопись. Сейчас здание в аварийном состоянии, и сотрудники Украинских научно-реставрационных мастерских в Киеве разрабатывают проект реставрации этого памятника архитектуры.

Сам музей занимает здания бывшего Херсонесского монастыря. Небольшая с куполом постройка в центре монастырского комплекса - это церковь Семи священномучеников, возведенная в 1861 г., средневековый зал построили чуть позже, в 1864 г., по проекту К. Вяткина, а в 1971 г. по проекту Севастопольского филиала "КрымНИИпроекта" (автор - инженер С. Н. Фролов) началась его реставрация, завершенная в 1982 г.

Античный отдел музея расположен в бывшей трапезной монастыря - протяженном здании с высоким цокольным этажом. Оно построено в 1914 г. по проекту казначея монастыря Августина Мелашко. И монастырь, и бывшая церковь сгруппированы очень удачно, между ними уютный, мощенный каменными плитами дворик с фонтаном посередине. Все это вместе представляет живописную архитектурную композицию.

В Херсонесе ваше внимание обязательно привлечет большой медный колокол между двух каменных стен на берегу моря. К архитектуре он не имеет прямого отношения, но знать его историю любопытно. Во время Крымской войны французы вывезли несколько колоколов из севастопольских церквей, в том числе и Херсонесского монастыря. Почти через шестьдесят лет, в 1913 г., один из них был обнаружен в соборе Нотр Дам де Пари (собор Парижской богоматери). Это было время заключения франко-русского союза, направленного против Германии, и поэтому французский президент Пуанкаре, заинтересованный в улучшении отношений между двумя странами, распорядился отправить колокол в Севастополь - "в знак союза и дружбы", как он выразился в письме к А. И. Ге, французскому консулу в Севастополе 156. Колокол благополучно доставили в Херсонес и подняли на звонницу рядом с Владимирским собором. После ликвидации монастыря один из соборных колоколов был установлен на берегу моря, чтобы предупреждать в тумане проходящие корабли о близости прибрежных скал. Это тот самый колокол, который побывал в Париже.

Современный Севастополь немыслим без древнего Херсонеса. Он - тоже наша забота. В 1972 г. архитектор В. М. Назаренко разработала проект детальной планировки района Карантинной и Песочной бухт. В проекте определены границы городища, охранной зоны, намечены постройки для удобства туристов. Так, у башни Зенона будет новая входная площадка. На ней разместятся административные помещения, магазины, сувенирные киоски. Отсюда удобно начинать экскурсии по древнему городу.

В 1978 г. закончилось строительство пляжа "Солнечный" в Песочной бухте, у западных стен Херсонеса заложили парк. Он стал границей заповедника с запада. На востоке она проходит по Карантинной балке и улице Пожарова. Весь этот участок вошел в охранную зону Херсонеса вместе с его многочисленными историко-археологическими памятниками. В недалеком будущем здесь зашумят под ветром молодые рощи, и туристы смогут укрыться от летнего зноя под сенью прогулочных аллей.

Раскопки Херсонеса, мы уже говорили, идут почти 150 лет, особенно интенсивно в годы Советской власти, и все же этот уникальный островок таит такой богатый материал для исследования, что вряд ли когда-нибудь сможет иссякнуть к нему интерес ученых. Однако не будем нарушать временную последовательность в рассказе.

Коротко ознакомим читателя с памятниками средневековыми- Балаклавой и Инкерманом.

18.	Руины крепости Каламита (Инкерман). Конец XVIII в.
18. Руины крепости Каламита (Инкерман). Конец XVIII в.

В XIV в. Балаклавой овладели генуэзцы. Время захвата ими старинного городка Симболон (Чембало, Балаклава) у "гордых и несогласных между собою" местных феодалов в точности неизвестно 157. Закрепили они его за собой по договору с ханом Тохтамышем в 1380 г. Консульство Чембало в системе генуэзских колоний уступало по значению и Кафе (Феодосия), и Солдайе (Судак), но, очевидно, все же играло важную роль крупного торгового порта на западе Крыма. Во всяком случае, возродившееся в XIV в. после нашествия орд Ногая княжество Феодоро (Мангуп) в поисках собственного выхода к морю в противовес генуэзскому Чембало создает порт Авлиту (вероятно, в районе Килен-бухты), а для защиты порта в 1427 г. строит крепость Каламиту (Инкерман) в устье реки Черной.

В 1475 г. Каламита и Чембало захвачены турками. Отныне Каламита становится Инкерманом; какое-то время, очевидно, она сохраняет значение крупного порта западного Крыма. В XVIII в. городская жизнь в Инкермане окончательно захирела. В Балаклаве это произошло, видимо, еще раньше, и оба населенных пункта превратились в небольшие деревни. К 70-м годам XVIII в. в Инкермане насчитывалось 9-12 дворов, в Балаклаве - 2 церкви и 24-28 дворов.

Средневековая крепость и монастырь Каламита относятся к категории памятников военно-оборонительного зодчества, находятся они в Белокаменске (б. Инкерман). Руины крепости на вершине крутой Монастырской скалы видны издалека. В скале под крепостью вырублены пещерные церкви и жилые помещения средневекового монастыря. Укрепление на вершине возникло в VI-VII вв., монастырь в пещерах - в VII- IX вв., здесь было восемь подземных и наземных храмов, связанных лестницами и переходами. Несколько десятков пещер в Монастырской скале сохранилось и по сей день.

Захватив крепость, турки не только переименовали ее (Инкерман - "пещерная крепость".), но и модернизировали, приспособив для использования огнестрельного оружия. По соседству с турецкой крепостью, а главное, под владычеством иноверцев христианский монастырь, естественно, не мог существовать и вскоре опустел.

В середине прошлого века архиепископ Иннокентий выступил с предложением восстановить в Крыму древние христианские святыни, в числе прочих была открыта в 1852 г. Инкерманская киновия (небольшой монастырь, скит). Во время Крымской войны и осады Севастополя 1854-1855 гг. Инкерманская киновия опустела, была частично разрушена, но в 1867 г. монастырь восстановили и расширили. Рядом, у подножия скалы, вы увидите разбитую в годы Великой Отечественной войны церковь. Вероятно, это храм св. Троицы. Кроме него, монастырь пользовался двумя древними пещерными храмами - св. Климента и св. Мартина, которых тоже не пощадила война 158.

19.	Киновия ев. Климента в Инкермане. Конец XIX в.
19. Киновия ев. Климента в Инкермане. Конец XIX в.

Что касается архитектуры крепости, то она типична для крупных средневековых укреплений в Крыму: массивные полукруглые башни, соединенные мощными стенами, огораживают вершину Монастырской скалы. Расстояние между башнями - 30-40 м. В 12-ти метрах от надвратной башни есть еще одна - для дополнительного фланкирования ворот. Башни сохранились до одиннадцатиметровой высоты, от стен остались только фундаменты. Крепость построена из бутового камня на известковом растворе, толщина стен по низу - около двух метров, вокруг - ров, высеченный в скале.

Поражает естественность архитектурного облика крепости. Башни и стены словно растут из скалы, повторяя рисунок ее вершины. Крепость так органично вписана в скалистый пейзаж, что кажется порой нерукотворным чудом.

Ко времени объявления Крыма независимым от Турции (1774) крепость потеряла всякое военное значение, она пустовала и постепенно разрушалась. В 1907 г. на ее территории закончили строительство большого храма св. Николая в память обороны Севастополя 1854-1855 гг., который, к сожалению, не сохранился.

Другой крупный памятник военно-оборонительной архитектуры - крепость Чембало. Руины крепости возвышаются на Крепостной горе на левом берегу Балаклавской бухты. Точное время ее сооружения не установлено; многие исследователи предполагают, что ко времени появления в Балаклаве генуэзцев (около 1366 г.) она уже существовала. Крепость пережила бурную историю: в 1433 г. ее захватил с помощью местных жителей мангупский князь Алексей, но в следующем году присланные из Генуи войска с осадной артиллерией отбили ее, в 1475 г. крепость захватили турки, в 1854 г. здесь отстреливался от англичан до последнего патрона балаклавский греческий батальон, в 1941-1942 гг. крепость героически защищали советские воины 456-го стрелкового полка. Эти события не прошли бесследно для старой крепости, все вместе они отняли у нее мощь, но не грозную осанку.

У Чембало своеобразная форма неправильного четырехугольника. У крепости только три стены, четвертую, южную, заменяет совершенно неприступный обрыв, с его высоты страшно смотреть на морской прибой.

20.	Руины крепости Чембало. Конец XVIII в.
20. Руины крепости Чембало. Конец XVIII в.

Как образцы оборонительной архитектуры очень интересны два сооружения: замки св. Николая и св. Георгия. Они возвышались над городом, поэтому могли обороняться самостоятельно. Сейчас от замков остались - и то частью разрушенные - полубашни, башни, стены меж ними. С внутренней стороны полубашни не защищались. В этом были свои преимущества: удешевлялась их постройка, организаторы обороны могли следить за ходом сражения и, наконец, в случае прорыва противник не мог использовать полубашни против Осажденных. Но в этом случае и для города они становились бесполезными. Вот почему полубашни обязательно чередовались с башнями.

Восточную, более открытую, доступную для нападения сторону охраняла крепость св. Георгия. Она примечательна донжоном - главной башней, в данном случае круглой, трехъярусной. Мощная сама по себе, башня еще дополнительно защищалась укрепленным плацдармом.

Единственная, необычной крутизны дорога ведет отсюда к воротам. За стенами виднеются фундаменты нескольких жилых домов и двух церквей.

Строили крепость из местного бутового камня - известняка, на известковом растворе, высота наибольшей уцелевшей башни - около 14 м. Она была трехъярусной с подвалом, межъярусные перекрытия - деревянные по деревянным балкам, балки чердачного перекрытия кое-где еще сохранились. Безымянные строители сделали нижний этаж башни приземистым и массивным, а верхние - высокими, изящными. Башня будто вырастает из земли концентрическими рядами кладки, диаметр которых вначале сужается, а затем наклонные стены переходят в вертикальные. Такая конструкция очень рациональна: ликвидируется мертвое пространство под стенами и башня становится неприступной для стенобитных машин.

Жаль расставаться с прекрасным Чембало, но на пути у нас еще один чрезвычайно любопытный памятник. Это - Чоргуньская башня. Она находится на землях пригородного совхоза "Золотая балка", на правом берегу реки Черной, на месте бывшего села Чоргунь. Некоторые исследователи считают ее совершенно неизученной и называют "таинственной" 1608 Между тем памятник изучался.

Башня оригинальной формы, внутри круглая, снаружи - двенадцатигранная. Ширина каждой грани - 3,7, толщина стен - до полутора, а высота - около двенадцати метров. Строительный материал - бутовый камень на известковом растворе, углы перевязаны кладкой из гладкотесаного штучного инкерманского камня, разделялись этажи одним рядом каменной кладки. Первый этаж занимала цистерна, в которую по глиняным трубам шла вода, верх (второй этаж) был жилой, в стенах тут устроены камины и ниши - шкафы. Этажи соединялись деревянными лестницами.

Внизу башня была глухая, без входа, поднимались в нее по приставной лестнице. Перебраться на второй этаж можно было и с балкона стоявшего рядом дворца. Никаких бойниц, только узкие окна со стрельчатыми сводами.

Известный ученый П. С. Паллас, часто навещавший в деревне Чоргунь в 1793-1794 гг. своего друга К. Таблица, писал, что в то время рядом с башней находился "...в турецком вкусе построенный деревянный дом... дом очень прочен, обнесен галереей...". В этом доме-дворце и жил К. Таблиц.

П. С. Паллас, тогда же впервые описавший Чоргуньскую башню, счел ее, однако, более ранним сооружением, чем дворец, и предположил, что она построена в XIV-XV вв. Много лет спустя, крупный специалист в области архитектуры, особенно военной, А. Л. Бертье-Делагард детально изучил башню, результаты своей работы он опубликовал в 1886 г. А результаты этого кропотливого исследовательского труда таковы: башня построена в XVI-XVIII вв. - как часть дворцового комплекса турецкого или татарского феодала, причем декоративная часть. Как на крепость на башню серьезно, видимо, не рассчитывали, хотя в случае нападения владелец мог какое-то время продержаться в осаде за ее массивными стенами.

Но в Крымскую войну и старой башне довелось участвовать в боевых действиях. В октябре 1854 г. ее заняли русские стрелки, чтоб помешать англичанам брать воду из Черной речки и рубить лес, а на площадку для большего эффекта подняли два орудия. Сохранилось даже имя командира этой единственной в своем роде батареи - им был поручик 16-й артиллерийской бригады Максимов.

Зимней ночью 1942 г. взвод разведки 5-го батальона 7-й бригады морской пехоты под командованием старшины второй статьи И. П. Дмитришина отправился в тыл врага. Неожиданно разведчики столкнулись с гитлеровцами и, отстреливаясь, укрылись в Чоргуньской башне, оттуда вели автоматный огонь. Бой продолжался всю ночь. Враг обстреливал башню из пулеметов и минометов, по древним стенам открыл огонь фашистский танк. На рассвете положение защитников стало критическим, но в это время с нашей стороны ударили тяжелые минометы. Под прикрытием огня отважным разведчикам удалось прорваться к своим.

Ну, а если вы любите пеший туризм, да если еще эта любовь сочетается с вашим интересом к археологии, к памятникам далекого прошлого, вы, конечно, не упустите возможности совершить небольшую самостоятельную экскурсию. Маршрут ее несложный, но требует внимания, возможно даже некоторых следопытских навыков. Из поселка Черноречье идите по грунтовой дороге в Морозовку, в направлении пионерского лагеря Алсу-2. Километрах в трех юго-восточнее Чоргуньской башни ищите малоприметную лесную тропинку. Найдете - не пожалеете! Тропинка выведет вас к весьма редкому памятнику средневековой архитектуры - Чоргуньскому, или Бибиковскому исару.

Арабским словом "гыссар" - стена, вошедшим во многие тюркские языки, называют небольшие укрепления - замки. В горном Крыму обычно такие исары ставились на вершинах обрывистых неприступных скал. А доступные человеку подступы к ним защищали стенами, иногда и башнями. Типичными для Крыма из таких замков-исаров считаются многим, наверное, знакомые Сюйренское укрепление близ села Большое Садовое или замок Кыз-Куле неподалеку от Залесного в Бахчисарайском районе. Среди исаров в окрестностях Севастополя Чоргуньский, пожалуй, лучше всех сохранился. Его открыл в 1938 г. известный советский исследователь С. Н. Бибиков.

Выход из каньона реки Черной заканчивается более чем 100-метровым обрывом. Это гора Исар. Вершина ее, как циркулем, очерчена дугой стены. В роще раскидистых деревьев можжевельника высокого ее не сразу заметишь, особенно издали. Хотя вблизи стена кажется внушительной. Она и на самом деле такова: длиной в 130 м, толщиной в два, а кое-где и больше метров. Да и высота, что сохранилась, - в два человеческих роста, до трех с половиной метров.

Внутри укрепления (а площадь его невелика, около 2000 кв. м) к стенам примкнули постройки. Сложены они из разнокалиберных грубо обитых кусков местного известняка на извести с примесью речной гальки и крупного песка. И по характеру кладки стен, и по обильным обломкам сосудов и черепицы можно уверенно судить о том, что этот феодальный замок в том виде, каким он предстает перед нами, был построен в XIV-XV вв. Очевидно, жизнь его оборвалась не позднее 1475 г., когда турки захватили Крым. Но в подъемном материале, собранном здесь в 1980-1981 гг. сотрудниками Херсонесского заповедника, кроме керамики XIV-XV вв., оказались и обломки сосудов IV-VII вв. и даже бронзовая херсонесская монета IV в. до н. э. И тут же винтовочные и автоматные гильзы, осколки снарядов и мин, впадины окопов - эти немые свидетели жестоких боев на подступах к Севастополю в годы Великой Отечественной войны.


Знакомство наше с архитектурой Севастополя подошло к концу. Мы рассказали лишь о некоторых особенностях его облика, о наиболее значительных ансамблях и постройках, о сооружениях современных и древних, без которых представление читателя о городе-герое было бы неполным. Тема далеко не исчерпана. К ней - в этом нет никакого сомнения - еще не раз обратятся исследователи, писатели, художники. Мы же, в меру наших сил, постарались выполнить свой долг перед Севастополем, его славным прошлым, перед настоящим, создаваемым руками современников, перед архитекторами и строителями, чьи имена вошли в биографию города.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2014-2018
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-krima.ru/ "Istoriya-Krima.ru: Крым - история, культура и природа"