НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава V. От "Марсельезы" до "Интернационала"

Царизм рухнул 27 февраля 1917 года. Вконец опозоренный неудачами на фронтах первой мировой войны, презираемый практически всеми слоями российского общества, всеми народами России.

Главной ударной силой Февральской революции выступил пролетариат Петрограда. А власть поспешила прибрать к рукам буржуазия. Поэтому за пределами столицы свержение монархии не вызвало сколько-нибудь существенных перемен. В Симферополе, как и в других губернских городах, царского губернатора сменил комиссар Временного правительства "Российской демократической республики". Комиссар "ликвидировал" полицию и сформировал из тех же полицейских буржуазную милицию. Переименовал некоторые учреждения. Вот и все "реформы". Старый государственный аппарат и его личный чиновный состав продолжал жить и здравствовать. Правда, возросла роль прежних буржуазных органов - земств, городских дум и управ. Полный простор получили все контрреволюционные и соглашательские партии - от кадетов до меньшевиков, поскольку именно на них опиралось Временное правительство.

Но и трудящиеся продолжали борьбу. В Крыму, как и всюду, после Февральской революции возникло двоевластие - одновременно с госаппаратом Временного правительства складывались Советы рабочих и солдатских депутатов. Первый Симферопольский Совет рабочих депутатов был избран 7-8 марта 1917 года. После того как 12 марта прошли выборы в местном гарнизоне, название несколько изменилось: Симферопольский Совет рабочих и солдатских депутатов.

Располагался Совет в здании бывшего окружного суда (ул. Гоголя, 14). В условиях подъема буржуазной "революционности" рабочие и солдаты еще доверяли мелкобуржуазным краснобаям, не скупившимся на революционные обещания. И в Советах первых составов, пока не было оформленных большевистских организаций, "тон" задавали меньшевики и эсеры. На деле это была откровенная контрреволюция: война "до победного конца", союз с эксплуататорами во имя "защиты революционных завоевании".

И все-таки под давлением революционных масс Советы не могли не выполнять, хотя бы частично, волю этих масс. Они вводили рабочий контроль на заводах и фабриках, выносили резолюции с требованием повышения заработной платы, контролировали распределение продуктов, формировали рабочие дружины, брали под арест скомпрометировавших себя перед народом чиновников, полицейских, офицеров.

В марте 1917 года создаются, а вернее, возрождаются профессиональные союзы рабочих и служащих. В них складывалась примерно та же ситуация, что и в Советах: главенствовали эсеро-меньшевистские профсоюзные чиновники.

Весна 1917 года ознаменовалась в Крыму новым подъемом забастовочного движения. Первыми 13 марта в Симферополе забастовали рабочие завода "Анатра", позже табачных фабрик, других предприятий. Основные требования бастующих: прекращение войны, 8-часовой рабочий день, рабочий контроль над производством. Чаще всего инициаторами забастовок выступали фабрично-заводские комитеты, а профсоюзные чиновники защищали интересы предпринимателей. В ходе забастовок вырисовывался социальный водораздел. То была школа политической, классовой борьбы.

Июльский расстрел в Петрограде показал всей России, где друзья, а где враги простого народа. Влияние большевиков быстро растет. Рабочие завода "Анатра" 24 июля провели общее собрание, на котором приняли резолюцию, осуждающую правительство за репрессии против большевиков. Собрание рабочих консервной фабрики Абрикосова постановило отозвать своего депутата из городского Совета за "неодобрительный отзыв о большевиках". Такие собрания, несмотря на запрет комиссара Временного правительства, прошли на многих симферопольских предприятиях.

Началось быстрое размежевание классовых сил. Реакция всех мастей - от крупной буржуазии до меньшевиков - объединялась под знаменем антибольшевизма.

А большевистскую партию логика революции сделала средоточием всех действительно революционных сил. Внутри "объединенных" крымских организаций РСДРП завершается размежевание с меньшевиками. Еще в марте-апреле 1917 года в Симферопольской организации РСДРП сложилась большевистская группа. В нее входили П. Г. Дзюбанов, Т. К. Скрипка, Н. Г. Дугачев, Н. И. Тимофеев, В. А. Шаталов и другие.

Симферопольский университет носит имя легендарного полководца времен гражданской войны - М. В. Фрунзе
Симферопольский университет носит имя легендарного полководца времен гражданской войны - М. В. Фрунзе

Во второй половине 1917 года ЦК РСДРП(б) направил в Крым на партийную работу опытных пропагандистов: в июне Ж. А. Миллера, в августе-декабре - Н. И. Островскую, Я. Ю. Тарвацкого, Ю. П. Гавена, Н. А. Пожарова. Они многое сделали для укрепления позиций крымских и, в частности, симферопольских большевистских групп.

В начале сентября в Симферополе оформилась городская большевистская партийная организация. Председателем ее в октябре избран Н. Г. Дугачев, заместителем - Н. И. Тимофеев. В домике на Троицкой улице (ныне Большевистская, 11) открылся партийный клуб, где собирались рабочие-анатровцы, железнодорожники, солдаты местного гарнизона, обсуждали насущные экономические и политические проблемы.

В Симферополе 2 октября 1917 года состоялась и первая губернская конференция большевиков, положившая начало губернской партийной организации Крыма.

Весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции пришла в Симферополь на следующий день, 26 октября. С ликованием встретили ее трудящиеся. Со злобой и ненавистью - буржуазия, националисты, эсеро-меньшевистские главари симферопольского Совета. Теперь они открыто спешили объединиться, чтобы встать на пути большевиков.

Особенно активизировалась Милли-фирка - "Национальная партия" крымскотатарской буржуазии. Милли-фирковцы вызвали в Крым части мусульманского корпуса, сформированного с благословения еще Временного правительства. Первые сотни Крымского конного полка - одного из подразделений этого корпуса - вошли в Симферополь в начале ноября. В середине месяца прибыл целый запасной полк того же корпуса.

А в Бахчисарае шел "учредительный съезд" - курултай. Избранный им исполнительный орган, так называемая Директория, объявила себя крымскотатарским национальным правительством. Одновременно в Симферополе состоялся губернский съезд депутатов земских управ, других буржуазных организаций. Этот съезд избрал "Совет народных представителей", очень скоро заслуживший в массах кличку "Совет народных предателей".

Так в Крыму появилось сразу два контрреволюционных правительства - буржуазный "Совет" и крымскотатарская националистическая Директория. Как ни велики были между ними разногласия, страх перед пролетарской революцией бросил их в объятия друг к другу. На свет родился объединенный "Штаб крымских войск" под началом царского полковника Макухина и лидера Милли-фирки Джафера Сейдамета.

Штаб, разместившийся в Симферополе, буквально наводнил город своими формированиями. К многочисленному воинству мусульманского корпуса прибавился греческий батальон, еврейский отряд, армянская и польская роты, два батальона из офицеров царской армии.

Огромное скопище контрреволюционных сил в Симферополе, несомненно, сказалось на ходе последующих событий. Советская власть победила здесь уже после того, как она утвердилась в Севастополе, Феодосии, Керчи, Ялте и ряде других городов Крыма.

В ноябре, после второй губернской конференции РСДРП (б), поставившей на повестку дня вооруженное восстание, формируются красногвардейские отряды - на заводе "Анатра", на железнодорожной станции. Большевики имеют поддержку со стороны учебных команд 33-го и 34-го запасных полков, солдат 32-го полка местного гарнизона. В конце декабря 1917 года на общем собрании рабочих завода "Анатра" и железнодорожников создается Симферопольский военно-революционный комитет, а при нем - революционный штаб для руководства вооруженным восстанием. Остаются считанные дин до решающей схватки.

"Штаб крымских войск" принял решение прежде всего разгромить Севастополь, где еще в декабре утвердилась Советская власть. .Направленные туда из Симферополя конные сотни в ночь с 10 на И января столкнулись с красногвардейцами, охранявшими Камышловский железнодорожный мост (неподалеку от нынешнего села Верхнесадового). Завязалась перестрелка. Командир красногвардейского отряда телеграфировал о происходящем в Севастопольский ревком и попросил помощи. Утром 11 января к Камышловскому мосту прибыл из Севастополя первый эшелон - 700 красногвардейцев, вооруженных полевой артиллерией. Севастопольцы с ходу вступили в бой. А в Севастополе спешно формировались все новые и новые отряды и ехали на этот первый в Крыму фронт уже начавшейся гражданской войны...

В тот же день Севастополь известил о Камышловском сражении Симферопольский ревком. Верно оценив обстановку, ревком принял резолюцию о вооруженном восстании.

В полдень 12 января красногвардейские отряды со стороны завода "Анатра" и от Железнодорожной слободки повели одновременное наступление на центр города и вокзал. До позднего вечера на улицах Симферополя продолжался бой с подразделениями "Штаба крымских войск". Красногвардейцы овладели почтой, телеграфом, вокзалом. На следующий день, 13 января, сопротивление контрреволюции было сломлено. Ревком, размещавшийся в гостинице "Петроградской" (на ее месте сейчас дом № 2 по улице Пушкина) выпустил воззвание К трудящимся Симферополя и Таврической губернии. В нем говорилось:

"Товарищи! Великий переворот совершился. Город Симферополь - центр Таврической губернии - присоединился к рабоче-крестьянской власти великой Российской Советской республики.

Власть перешла в руки облеченного доверием трудящихся масс военно-революционного комитета".

Пришедшие на помощь симферопольцам отряды севастопольских красногвардейцев - рабочих и матросов - довершили очистку города от контрреволюции. 14 января в Симферополе создается объединенный штаб Красной гвардии. По его приказу красногвардейские отряды направляются в те точки Крыма, где еще держались и оказывали сопротивление части пресловутого "штаба".

Крымская контрреволюция повсеместно потерпела полное поражение. Оба ее "правительства", все воинские соединения 16 января прекратили существование. Всюду, в том числе в Симферополе, состоялись перевыборы Советов. Основное ядро вновь избранных депутатов составляли теперь большевики и сочувствующие им беспартийные.

В Крыму после победы революции оказалось два центра политической власти - Севастопольский и Симферопольский ревкомы. Председатель Севастопольского ревкома и Севастопольского Совета рабочих, матросских и солдатских депутатов И. А. Пожаров предложил созвать конференцию ревкомов и Советов Крыма.

Конференция открылась в Севастополе 28 января 1918 года. Она объявила себя "Чрезвычайным съездом Советов рабочих, солдатских, с участием представителей крестьянских депутатов, и военно-революционных комитетов Таврической губернии". Съезд избрал губернский исполнительный орган - Таврический Центральный Комитет Советов, местом пребывания которого назначался город Симферополь.

А тем временем Советы и ревком Крыма ломали старую государственную машину, создавая одновременно органы новой, Советской власти: отделы Советов, комиссариаты и т. д. Начала выходить губернская партийная газета "Таврическая правда".

В феврале Симферопольский Совет распустил городскую думу, ее исполнительный орган - управу, национализировал ряд крупных предприятий, в том числе авиационный завод "Анатра", симферопольский трамвай; взыскал с крупной буржуазии 10 млн. рублей, необходимых для развертывания социалистического строительства.

А положение страны все более осложнялось. Оккупировав Украину, германские стратеги обратили свои алчные взоры на Крым и Черноморский флот. Выполнять условия Брест-Литовского мирного договора (Крым признавался по договору территорией РСФСР) они явно не собирались. Однако перед лицом надвигавшейся опасности необходимо было использовать все средства защиты от агрессора, как военные, так и политические. Таврический губернский ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на заседании 21 марта

1918 года принял предложение Совнаркома РСФСР "обнародовать свою республику в пределах нейтральной зоны, т. е. весь Крым от Перекопа, составляя таким образом составную часть РСФСР, и чтобы флот был объявлен принадлежащим Советской Республике Тавриды"...

На следующий день в Симферополе опубликован декрет ЦИКа о провозглашении "Крымского полуострова в составе Симферопольского, Феодосийского, Ялтинского, Евпаторийского, Перекопского уездов Советской Социалистической Республикой Тавриды". Согласно декрету, "во главе Советской Республики Тавриды стоит Таврический Совет народных комиссаров, ответственный перед Центральным Исполнительным Комитетом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Республики Тавриды". Председателем Совета народных комиссаров республики утвержден посланец ЦК РКП (б) А. И. Слуцкий (партийная кличка "Антон"). Подписал этот декрет председатель Центрального Исполнительного Комитета Советов Таврической губернии Ж. А. Миллер.

Разместилось правительство Тавриды в здании бывших областных присутствий на тогдашней Александро-Невской улице (ныне Р. Люксембург, 15). Отсюда начинался Симферополь. Здесь началась и новая, советская глава его истории.

Всего месяц отвела история первой на территории полуострова Советской республике. Не многое успело сделать ее правительство. И все-таки республика явила собой незабываемый образец созидательной работы на благо трудящихся. Совнарком Республики Тавриды проводил курс на дальнейшую национализацию промышленности и земли, усилил рабочий контроль над производством на частных предприятиях; ему удалось уменьшить безработицу, упорядочить снабжение трудящихся продовольствием. Обстановка заставляла, однако, думать не столько о мире, сколько о войне: к северным границам республики быстро приближались германские войска. Совнарком Тавриды 26 марта объявил революционный призыв в Красную Армию. Со следующего дня и вплоть до середины апреля во всех городах Крыма формировались и уходили на фронт, за Перекоп, красногвардейские части.

В середине апреля, несмотря на протесты правительства Советской России, кайзеровские войска вторглись в Крым и 19 апреля заняли Джанкой. Стало ясно, что остановить продвижение оккупантов не удастся. На следующий день Совнарком и ЦИК Советской Республики Тавриды решили эвакуироваться в Новороссийск. Из Симферополя выехали на автомобилях в Ялту, а затем в Алушту председатель

Крымский академический русский драматический театр им. М. Горького. В этом здании в годы Великой Отечественной войны действовала подпольная группа 'Сокол'
Крымский академический русский драматический театр им. М. Горького. В этом здании в годы Великой Отечественной войны действовала подпольная группа 'Сокол'

Таврического губкома партии большевиков Я. Ю. Тарвацкий, председатель СНК Республики Тавриды А. И. Слуцкий, народные комиссары и другие советские работники. Под Алуштой они были схвачены контрреволюционерами и через три дня, 24 апреля, после пыток и издевательств, расстреляны.

В дни алуштинской трагедии ожесточенные бои с германскими войсками шли уже под селом Чистеньким. Противник рвался к Севастополю...

А в Симферополе, оставленном красногвардейцами 22 апреля, оккупанты вводили свои порядки. На стенах домов, афишных тумбах замелькали приказы немецкого командования - о сдаче в трехдневный срок оружия, о принудительных работах, о бесчисленных запретах и ограничениях. Каждый приказ грозил самыми жестокими карами за ослушание, вплоть до расстрела.

В городе шли обыски, грабежи, облавы, аресты, расстрелы. По всякому поводу оккупанты хватали десятки людей. Так, обнаружив зарытые во дворе завода "Анатра" восемь винтовок, они арестовали сразу 50 рабочих. Тюрьма вскоре оказалась переполненной.

Чтобы как-то оправдать перед миром свое присутствие в Крыму, создать видимость законности оккупации, командующий германскими войсками в Крыму генерал Кош решил прикрыться местной администрацией - так называемым "краевым правительством". И хотя "краевому правительству" заведомо отводилась роль марионетки в руках немецких генералов, надо было соблюсти приличия, не обидеть самые влиятельные партии. Такие соображения привели Коша к мысли выдвинуть на первый план царского генерала М. А. Сулькевича. В середине июня Сулькевич сформировал свой кабинет, где нашлось место бывшему вице-губернатору, крупным помещикам и капиталистам, немцам-колонистам, татарским буржуазным националистам в лице уже упоминавшегося Д. Сейдамета.

По указке оккупантов правительство Сулькевича тут же объявило об отмене всех постановлений Советской власти и о введении в действие законов царского времени, о возврате помещикам и капиталистам национализированных земель, фабрик, жилого фонда и другого имущества, о создании карательных отрядов для усмирения непокорных и т. п. "Краевое правительство" создавало оккупантам все условия для беспрепятственного грабежа Крыма.

Рыночные цены сразу показали масштабы грабежа. С апреля по август они подскочили в два, а на крупы и хлеб в три раза. Трудовой народ оказался на грани голода. Беды наваливались одна за другой. Осенью вспыхнула эпидемия "испанки", появилась холера.

И тем не менее борьба с оккупантами, с их приспешниками не прекращалась ни на один день. Уже в июле бастуют железнодорожники. В условиях оккупации забастовка имела своеобразный характер: бросив работу, люди скрывались у знакомых, товарищей. Немецкие жандармы, охотясь за железнодорожниками, рыскали всюду, хватали каждого, в ком им виделся машинист или стрелочник. Во время одной из облав немцы задержали в Симферополе около ста человек, а железнодорожников среди них выявили 20.

Почти месяц длилась забастовка. Лишь прибегнув к расстрелам, осудив многих на тюремное заключение, оккупанты вынудили железнодорожников приступить к работе.

Не успели улечься страсти на железной дороге, забастовали служащие симферопольских аптек...

И в такой круговерти событий, жестоких и кровавых, исполненных героизма и трагических, произошло еще одно, совсем другого плана: открытие Таврического университета.

Идея о создании в Крыму высшего учебного заведения возникла еще в дореволюционное время, а теперь благоприятствовал ее реализации уход на юг, из "мятежных столиц", многих видных ученых, далеко не сразу постигших истинный смысл происходящего. Большинство из них проягивало в Симферополе. Отсюда, из среды деятелей науки, и исходило ходатайство об открытии университета.

"Правительство" Сулькевича после консультаций с германским командованием дало свое согласие. Столь эффектным жестом оно надеялось укрепить свой авторитет. Поэтому хлопоты по учреждению первого вуза Крыма тут же обросли назойливой шумихой, разрабатывались и широко обсуждались планы предстоящих торжеств, возник попечительный совет университета и множество комиссий.

Торжества по случаю открытия университета проходили 14 октября 1918 года в помещении дворянского театра. Присутствовали сам премьер-министр М. Сулькевич, официальный "инициатор" открытия университета С. Крым и другая столь же "почтенная" публика. А в бывшей губернаторской ложе восседал, окруженный свитой, главнокомандующий германскими войсками в Крыму генерал Кош.

Собравшиеся стоили такого соседства. Впрочем, оно их не смущало. Ораторы разглагольствовали о пользе просвещения, о благотворных переменах, которые произойдут в крае благодаря университету, выражали глубокую радость и удовлетворение, делали реверансы в сторону генерала Коша, как представителя нации давних университетских традиций. Кош благосклонно принимал комплименты...

А тем временем другие "представители" подчищали до последнего зернышка симферопольские амбары, на заводе "Анатра" снимали с фундаментов первоклассные, изготовленные в Петрограде, станки и грузили на железнодорожные платформы для отправки в Германию. Они вывезли все оборудование завода, до последнего винтика, украли ценностей на десятки тысяч золотых рублей. "Просвещенные" грабители тащили все, что можно унести и увезти. 9 ноября в Германии произошла буржуазно-демократическая революция. Кайзеровские войска покинули захваченную ими территорию молодой Республики Советов.

В Крыму их сменили деникинцы. В Симферополь белогвардейцы вошли 20 ноября. Сразу воспрянула духом местная буржуазия и повела очередной тур игры в демократию. "Съезд гласных губернского земства", открывшийся еще 14 ноября, объявил прогерманское правительство Сулькевича распущенным. Съезд наметил новую политическую линию: "Содействовать воссоединению этой части (Крыма. - Авт.)со всею Россиею, основываясь на началах русской государственности во внутренней политике и верности союзникам во внешней политике".

Было объявлено также о сформировании нового "краевого правительства" во главе с небезызвестным Соломоном Крымом - крупным помещиком и членом царского государственного совета. Одно из его первых постановлений - о возврате буржуазии денег, взысканных с нее в виде контрибуции СНК Республики Тавриды. Готовились проекты передачи в руки бывших владельцев национализированных Заводов, фабрик, земель и т. д.

В сторону трудящихся правительство С. Крыма тоже сделало несколько красивых жестов. В частности, разрешило профсоюзы. Но не пошевелило и пальцем, чтобы организовать хоть какое-то продовольственное снабжение населения. Напротив, даже те крохи продовольствия, которые были оставлены немецкими оккупантами, "краевое правительство" передало белогвардейцам. Это вызвало многочисленные "женские бунты". И в Симферополе у продовольственной управы 17 декабря собралась огромная толпа женщин, требовавших хлеба для детей. Чтобы разогнать эту стихийную демонстрацию, властям пришлось вызывать войска.

По части террора деникинцы нисколько не уступали немецким оккупантам. Они расправлялись со всеми, кого просто подозревали в сочувствии Советской власти. Без всяких проволочек - суда и следствия - расстреливали и вешали коммунистов.

Несмотря на кровавые репрессии, сопротивление трудящихся, руководимых партией большевиков, нарастало. По решению ЦК КП(б) Украины в Симферополе 1 декабря 1918 года состоялась подпольная всекрымская конференция. 24 делегата представляли на ней 17 парторганизаций Крыма. Представителем ЦК КП(б)У был Я. Б. Гамарник.

Конференция обсудила создавшееся положение, избрала подпольный обком партии. Принято решение о развертывании партизанского движения, формировании боевых дружин.

Пронюхав об этом, всполошилась белогвардейская контрразведка. Не проходило дня, чтобы она не устраивала обысков, не брала под стражу "подозрительных". Иногда ей удавалось напасть на след подпольщиков. В Симферополе в конце января 1919 года она случайно выявила склад оружия, где хранилось большое количество винтовок, боеприпасов и 26 станковых пулеметов. Еще один склад контрразведка обнаружила на окраине города. Там белогвардейцев, изымавших оружие, основательно обстреляли.

Подпольные дружины переходят к активным боевым действиям. Все более частыми становятся их дерзкие нападения, обстрел воинских эшелонов, диверсионные акции...

К сожалению, немного осталось в живых участников подпольной борьбы в Крыму в годы гражданской войны, еще меньше сохранилось документов. Поэтому нередко приходится обращаться к документам белогвардейским. Белые единодушно отмечают рост влияния большевиков, жалуются, что "большевистская пропаганда создает такие условия, при которых всякая агитационная работа в пользу Добровольческой армии становится невозможной".

В Добровольческую армию Деникина люди не шли. В декабре белогвардейцы намечали мобилизовать 1037 симферопольцев. А на призывные пункты они смогли собрать всего 150 человек. Да и те при первой возможности старались скрыться. Подавляющая масса народа шла теперь за большевиками, в которых видела своих подлинных вождей.

Борьбу с белогвардейцами и интервентами приходилось вести в неимоверно трудных условиях разрухи, голода, эпидемии сыпного тифа, охватившей в январе 1919 года весь Крым. Трудящихся воодушевляли победы Красной Армии. В ночь с 3 на 4 апреля начался штурм перекопских укреплений. К 16 часам 4 апреля оборона противника была прорвана. Под ударами Красной Армии белогвардейцы стремительно откатывались к Севастополю. Туда же в панике бежали помещики и капиталисты, министры правительства С. Крыма, прихватив с собой 11 миллионов в деньгах и ценностях. Потом все это у них отняли интервенты.

К Симферополю части Красной Армии подошли 11 апреля. Навстречу им выехали участники большевистского подполья. На улицах города красноармейцев приветствовали тысячи симферопольцев. Они осыпали цветами своих освободителей. Падали на брусчатку под копыта боевых коней крымские подснежники...

Власть в городе, а с 1 мая и во всем Крыму (за исключением Керченского полуострова, где белогвардейцам удалось удержаться благодаря интервентам) взял в свои руки областной ревком. В короткий срок он повсеместно провел национализацию банков, крупных предприятий, помещичьих имений, ликвидировал все учреждения белогвардейцев - от городских управ до министерств "краевого правительства", обложил 10-миллионной контрибуцией крупную буржуазию.

С первых же дней после выхода из подполья областной ревком принял чрезвычайные меры, чтобы наладить продовольственное снабжение трудящихся. Взял на учет запасы хлеба, муки, пшена, гороха. В результате все рабочие и служащие стали получать пайки, пусть

скромные (хлеба, например, - 200 граммов в день на одного человека), но избавившие людей от голода. Впоследствии советские продовольственные органы Крыма сумели отправить значительное количество хлеба в Петроград и другие города Советской России.

Для борьбы со спекуляцией, грабежами, саботажем и другими проявлениями контрреволюции 14 апреля 1919 года образована КрымЧК с городскими и уездными отделениями.

Одновременно создавались органы советской власти. В Симферополе 28-29 апреля работала VI областная партийная конференция. ЦК РКП (б) и ЦК КП(б)У на ней представляли К. Е. Ворошилов и М. Н. Муранов. Главным в повестке дня конференции был вопрос об образовании на основе решения ЦК РКП (б) Крымской Советской Социалистической Республики.

Конференция рекомендовала в состав Временного рабоче-крестьянского правительства Республики Д. И. Ульянова, И. А. Назукина, Я. Ф. Городецкого, П. Е. Дыбенко и других. Позже введен Ю. П. Гавен, избранный председателем президиума обкома партии.

Одновременно сформирован областной комитет РКП (б). В него вошли Д. И. Ульянов, И. А. Назукин, О. Х. Алексакис, И. М. Полонский, М. Субхи и другие.

С 5 мая Временное правительство Крымской Советской Социалистической Республики приступило к своим обязанностям.

И еще одно важное событие произошло в Симферополе. 15 мая в здании театра торжественно открылось первое заседание вновь избранного городского Совета. Исполком горсовета обратился к трудящимся с воззванием, которым нацеливал их на скорейшее восстановление разрушенного хозяйства, охрану революционных завоеваний.

Памятник А. С. Пушкину
Памятник А. С. Пушкину

То, что не смогли сделать капиталисты, оказалось по силам трудящимся. Ожили национализированные консервные и кожевенные заводы, табачные фабрики, некоторые другие предприятия. Принимались энергичные меры для сокращения числа безработных путем организации мелких мастерских, разного рода общественных работ.

Все без исключения дети трудящихся получили возможность учиться в школе. В Симферополе открылся первый рабфак для подготовки рабоче-крестьянской молодежи к поступлению в Таврический университет.

75 дней власть была в руках трудящихся. Однако под натиском превосходящих сил противника Красная Армия вынуждена была оставить Крым. 24 июня в Симферополь вошли белогвардейцы.

Опять воцарилась беспробудная вакханалия банкетов, кутежей. В грязное болото белогвардейщины отовсюду стекались авантюристы, спекулянты, мародеры - это стало своего рода эпидемией. Игра в демократию кончилась. Деникин восстановил все учреждения времен царизма, даже должность таврического губернатора. На трудящихся, на всех подозреваемых "в большевизме" обрушился беспощадный, кровавый террор. Не проходило дня без казней, арестов, грабежей. Теперь уже и самые отсталые слои населения видели разницу между Советской властью и контрреволюцией.

Перед уходом из Симферополя обком партии оставил для подпольной работы группу коммунистов и комсомольцев. Для руководства подпольем был образован областной партийный центр во главе с Н. Бабаханом (псевдоним С. Я. Бабаханяна).

В августе образовалась Симферопольская подпольная организация большевиков, которую возглавил Б. Горелик, питерский рабочий, участник Октябрьского вооруженного восстания. В комитет вошли И. Ананьев и Ю. Дражинский. В декабре состоялось и первое организационное собрание областной подпольной комсомольской организации. Возглавил организацию О. Тарханов. В конце 1919 года был избран Симферопольский горком комсомола. Партийная и комсомольская организации приступили к борьбе с белогвардейцами.

Симферопольским подпольщикам удалось установить связь с солдатами русского экспедиционного корпуса, вернувшимися из Франции и размещенными в казармах Литовского полка. Эти солдаты (их называли "французами") были настроены оппозиционно по отношению к белогвардейцам, искали случая избавиться от их "опеки", поэтому охотно приняли помощь подпольщиков. Осенью двое из "французов" - М. Егерев и И. Валиков-Волков - с поддельными документами беженцев отправились в верховья реки Альмы, где им удалось установить связь с крестьянами ближайших сел. Так возник первый партизанский отряд в лесах Крыма - Альминский. В него вошли местные жители, "французы", подпольщики, которым нельзя было оставаться в городе. Возглавил Альминский отряд Петр Сергеевич Шкурин, назначенный Симферопольской подпольной организацией большевиков.

Альмииский отряд проводил диверсии на железной дороге, уничтожал мелкие деникинские отряды, срывал заготовки дров.

В марте 1920 года партизаны Альминского отряда провели блестящую операцию в самом Симферополе. Они освободили из пересыльной тюрьмы содержавшихся там пленных красноармейцев и политзаключенных, вывезенных из харьковской тюрьмы. Часть освобожденных тоже влилась в Альминский отряд.

В это же время - в конце февраля - начале марта, симферопольские подпольщики образовали еще одни отряд - Тавельский, действовавший в окрестностях города.

В феврале 1920 года симферопольские комсомольцы сформировали боевую дружину из 22 боевых и 6 санитарных пятерок. Начальником дружины был назначен Зиновий Волович. Боевики выводили из строя железнодорожные пути, паровозы, освобождали арестованных, держали в постоянном напряжении белогвардейцев.

Подпольщики установили связь с адьютантом таврического губернатора С. К. Тимофеевым, который искал возможности перейти на сторону Советской власти. Его убедили остаться на прежней должности и сотрудничать с подпольем. Через Тимофеева подпольщики получали и передавали разведке Красной Армии исключительно важные сведения о секретных делах и намерениях белогвардейцев*.

* (Кожина К. К. Листовкой и винтовкой. - В сб.: Героическое подполье. В тылу деникинской армии : Воспоминания, - М., Политиздат, 1975, с. 375.)

Коммунисты и комсомольцы Симферополя широко вели устную и печатную пропаганду в деникинских войсках. Они разъясняли солдатам безнадежность их борьбы с Советской Россией, призывали переходить на сторону трудящихся.

Особенно хорошо работал "паспортный стол" подпольного обкома в Симферополе. Под руководством большевика С. Я. Просмушкина, известного под партийной кличкой "Спер" (так он и увековечен в названии симферопольской улицы), и комсомолки М. А. Кубанцевой в паспортном столе изготовлялись поддельные документы для подпольщиков - паспорта, справки, удостоверения...

Подпольный обком партии координировал всю эту работу, готовя всекрымское вооруженное восстание, приуроченное к намеченному на март наступлению Красной Армии на Перекопе.

Не дремала и вражеская контрразведка. Ей удалось заслать в подполье своих агентов. За два дня до назначенного срока восстания {8 марта 1920 года) контрразведка деникинцев приступила к массовым арестам подпольщиков. Симферопольская тюрьма была переполнена арестованными. Вовсю работали белогвардейские военно-полевые суды. Большевикам они выносили только смертные приговоры. Восемь коммунистов и комсомольцев - руководителей подполья - палачи повесили на фонарных столбах в городе утром 6 мая. Идя на казнь, герои-подпольщики пели "Интернационал".

По приговору белогвардейского суда были казнены Б. Горелик, И. Ананьев, З. Волович, Ф. Шполянская, член обкома партии Е. Жигалина. Погибли С. Просмушкин, С. Тимофеев и другие. Подпольное движение понесло страшный урон. Все, кому удалось избежать ареста, ушли к партизанам.

Борьба продолжалась, и конец ее был уже близок...

В основу широкоизвестной пьесы К. Тренева "Любовь Яровая" легли симферопольские наблюдения, мысли и переживания автора в то легендарное время. У героев пьесы были прототипы, существовавшие в реальной жизни, в ней отразился своего рода фоном Симферополь последних месяцев гражданской войны.

А время это было насыщено крупными, эпохальными событиями. Овладев 9 ноября Перекопским валом, Красная Армия за семь дней очистила от белых весь полуостров. Когда ее войска были уже на пути к Симферополю, томившиеся в тюрьме подпольщики обезоружили надзирателей, открыли все камеры и ворота тюрьмы.

На следующий день, 13 ноября, они вышли встретить освободителей - части 51-й стрелковой дивизии, Первой и Второй Конных армий. От железнодорожного вокзала на Севастополь текла нескончаемая лава краснозвездных конников. Такая мощь уже не повернет назад.

Несмотря на тяжкие испытания и огромные жертвы, мы победили. Окончательно и бесповоротно.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2014-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://istoriya-krima.ru/ 'Крым - история, культура и природа'
Рейтинг@Mail.ru